История пенитенциарной системы Красноярского края

I.    Пенитенциарная система Енисейской губернии

Впервые в карательной политике государства ссылка в Сибирь была предпринята в 1649 году.
Бродяг, бежавших за Урал, прощали и приписывали к новым местам жительства. Ссылали сюда всех разбойников, у которых по приговору была отсечена «перста» левой руки. После отмены смертной казни в 1656 году число людей, ссылаемых в Сибирь, особенно увеличилось. С 1686 года сюда стали ссылать политических преступников, раскольников, бунтовщиков.

В 1629 году управление Сибири было разделено на два разряда, или на две области – Тобольскую и Томскую. Красноярск, как отмечали краеведы, оказался в Томском плену. Административное устройство Сибири не отличалось от устройства других областей Московского царства. Посланному в Сибирь воеводе давался царский наказ, в котором ему разрешалось «делати смотря по тамошнему делу и по своему высмотру, как будет пригоже и как его Бог вразумит». Воевода мог беспрепятственно чинить любую расправу по всей справедливости - «воров от воровства унимати и наказанье им чинити». Он руководил постройкой острогов, городов и сел, занимался сбором ясака и пошлин, командовал войском. Ему предписывалось «унимать от блуда служивых людей» и «чтоб никто из них баб не держал». Служивым людям не дозволялось держать у себя хмельные напитки и только «к праздникам годовым и к именинам давать пивца, сварить и бражки по невелику». Для достижения своей цели делали сибирские воеводы все, что хотели: били, грабили, вешали и жизнь даровали.

Город Красноярск строился постепенно, продолжая увеличивать свое население в основном за счет ссыльных.

Коренное население Красноярска было настроено враждебно по отношению к пришлому, заметную часть которого составляли ссыльные литовские люди и черкесы. Об этом свидетельствуют перипетии первого красноярского восстания, описанные в брошюре Н.Оглоблина «Красноярский бунт», выпущенной в Томске в 1902 году. Бурные события в нашем городе ясно свидетельствовали, что воеводское кормление, которое в 14 веке формировалось вместе с образованием Московской Руси, доживало последние дни. В Сибири оно продолжалось 127 лет – с 1583-го по 1710-е годы.

В 1817 году на главнейших дорогах были построены этапы.

Коренные преобразования в политике местного сибирского управления связаны с именем Михаила Михайловича Сперанского. Постоянные жалобы, приходившие в столицу из этого далекого края на беспорядки и злоупотребления чиновников, шли нескончаемым потоком. Для выяснения обстоятельств 22 марта 1819 года Александром I в Сибирь был направлен генерал-губернатор Восточной Сибири М.М. Сперанский.

В начале августа Сперанский уже подъезжал к Красноярску. В своем дневнике он писал:

«Путь чрез Кемчуги ночью. Положение места ужасное: непрестанные горы и болота. До 3-х тыс. человек было употреблено весною для поправки и проруби сея дороги. Ныне она довольно удобна и без нужды следовать по ней можно. Гати по версте и более. Усилия эти делают честь исправнику красноярскому Колычеву. Завтра в Зеледеево. Отсюда до Красноярска почти непрестанные и богатые селения. Земля прекрасная: скотоводство и торговля со степными народами».

6 августа 1819 года Сперанский знакомился с Красноярском и красноярцами. Через неделю после двухдневного осмотра нашего города он запишет:

«Обозрение судебных мест. Сверх тюрьмы две темницы в частях города и обе наполнены людьми. Вообще при внешней чистоте города – беспорядок и притеснение в делах внутренних. Ввечеру жалобы. Главнейшие на комиссара Ачиевского (был Балахтинским комиссаром). Он отрешен с зятем его Соколовым, заплатив обиженным до 500 рублей. Двое других комиссаров присоединены к земскому суду. Городничий Галкин подлежал бы той же участи, но переменить не кем: другие еще хуже».

Итоги ревизии Сперанского мало кого удивили в столице: до семисот чиновников были сняты с должности, а 48 человек за особо тяжкие преступления преданы суду. Этот своеобразный отчет нанес серьезный удар по авторитету предшественника Сперанского – бывшего генерал-губернатора Восточной Сибири Ивана Борисовича Пестеля (отца декабриста Павла Ивановича Пестеля).

Сам Пестель писал о себе: «Вся моя жизнь в Сибири во все время моего пребывания там была ничто иное, как беспрерывное занятие по делам моей службы. Даже часы моего отдохновения, когда я гулял пешком, ездил верхом в экипаже, употреблял я на то, чтобы посещать тюрьмы, исследовать содержание арестантов, осматривать заведения Приказа Общественного презрения, больницы и другие заведения, находящиеся в городе и близ него. Не только ссыльные преступники, но даже самые гарнизонные солдаты беспокоили и грабили прохожих, а иногда и вламывались ночью в дома». Близость к царю помогла Пестелю вывести на чистую воду сибирского миллионера Передовщикова, занимающегося коммерцией. Передовщиков приказал в водку вливать воду, но чтобы покупатели не жаловались на слабость водки, то миллионер для крепости водки определил такую сильную пропорцию купороса, что многие умерли. Погибших анатомировали и доктора выяснили, что причиною смерти был купорос. Передовщикова судили и приговорили к ссылке на каторжные работы в Нерчинск. «Это,- подчеркивает Пестель,- был самый первый пример в нашем Отечестве, чтобы откупщик был наказан за лихоимство в 600 тыс. рублей и еще так строго наказан. За все время моего правления тремя Сибирскими губерниями, – продолжает далее свои мемуары генерал-губернатор, – не знаю ни одного примера, чтобы кто-нибудь был сослан за 100 тыс. рублей, напротив того, много людей находилось в ссылке за похищение 500, 1000 рублей и тому подобных малозначащих сумм. Как справедлива немецкая пословица: «За малое воровство вешают, а за большое выпускают», – так заканчивает свой рассказ Пестель об этом громком деле.

Несмотря на то, что с 1649 года в Сибирь со всей России ссылались преступники, до 1823 года никакого положения не было сделано о порядке приема, провожания, распределения и водворения.

В 1823 году в Тобольске учредили приказ о ссыльных, позднее его перевели в Тюмень. В приказе распределяли всех ссыльных, следили за передвижением ссыльных по Сибири и осуществляли контроль над их расселением.

Второстепенные приказы, известные под названием «экспедиций о ссыльных», имелись в Казани, Перми, Тобольске, Томске, Иркутске и Красноярске.

22 июля 1822 года проект Сперанского «Учреждения для управления сибирских губерний» был утвержден Александром I. Благодаря реформам Сперанского из Томской губернии была выделена самостоятельная новая губерния – Енисейская. Согласно реформам предусматривалось создание двух главных управлений: Западно-Сибирского с центром в Тобольске (с 1839 года в Омске) и Восточно-Сибирского с центром в Иркутске.

Первым генерал-губернатором Восточной Сибири, по совместительству енисейским губернатором, был А.С. Лавинский. Столицей губернии был выбран Красноярск. В одночасье захудалый уездный городишко, больше похожий на деревню, вдруг стал именоваться губернским. Уездными городами были утверждены Ачинск, Минусинск, Канск. Город Туруханск был упразднен. Первым енисейским гражданским губернатором был назначен Александр Петрович Степанов. С приездом Степанова в Красноярск жизнь города, можно сказать, забурлила. Молодой губернатор часто обращается за помощью к М.М. Сперанскому.
Губернатор Степанов не остался равнодушным к судьбе ссыльных и каторжников. По его подсчетам, во вверенную ему губернию с 1823 года по 1832 год прибыло 25597 ссыльных. «Большие партии ссыльных, состоящие из 300 человек и более, – писал он, – препровождаются посредством команд, которые расположены в этапах, в известном один от другого расстоянии по всем большим трактам Сибири и ведущим к заводам. Конвой пеших солдат с офицером следует в походном фронте и с боевыми снарядами. Он сопровождается конными казаками и во время следования строго соблюдает воинский порядок».
Красноярск издавна служил главным пересыльным пунктом Енисейской губернии, отсюда ссыльные этапами шли на север в Туруханский край, на восток в Иркутскую губернию, Сахалин, Якутию и на юг в Минусинский округ.

Высшим административно-полицейским учреждением в губернии было Енисейское Губернское Управление, подчиняющее Сенату. 26 января 1822 года в составе Енисейского Губернского Управления было учреждено Тюремное отделение.
На основе устава о ссыльных, с целью ограничения приема учета и распределения ссыльных по губернии, в 1823 году была создана Енисейская экспедиция о ссыльных, которая подчинялась Тобольскому приказу о ссыльных.

Во времена А.П.Степанова в Красноярске ссыльные по мере возможности привлекались к труду. Шесть больших домов с просторными усадьбами составляли заведение, известное под названием Рабочего дома. Степанов восхищается мастерством ссыльных. Он старается, чтобы в губернии более широкое развитие получили различные ремесла. Ссыльные осваивали и совершенствовали многие ремесла. Среди них были плотники и столяры, каменщики, маляры, кузнецы и слесари, медняки и серебряники, кожевники и шорники, разнорабочие. В этих мастерских изготавливали прекрасную мебель, легкие и красивые экипажи, которые было гораздо выгоднее делать в Красноярске, чем привозить из-за Урала.

В 1826 году в Петербурге издается специальный императорский указ, который обязывал местные власти являющимся за паспортами лично выдавать их в тот же день или, в крайнем случае, на следующее утро и «при том им (чиновникам), что за всякую медленность в выдаче пашпартов, сделанное в сем притеснение, подвергнуты они будут строжайшей ответственности».

Паспортный режим, введенный в России Петром I в 1724 году и решавший две задачи – полицейскую и финансовую, как показывало время, постоянно давал сбои, что хорошо видно и на примере Красноярска. Для борьбы с беглыми крестьянами в городе были разработаны специальные меры. На смотрителя тюремного острога Ванькова и на одного из депутатов городской думы была возложена обязанность брать подписки от жителей города, «дабы они ни под каким видом не осмеливались принимать, а тем паче держать у себя неимеющих пашпартов». Каждый обыватель обязан был сообщать об увиденных незнакомцах квартальному надзирателю по месту жительства. Прибывшие в Красноярск гости обязаны были свои паспорта отдавать в полицейское управление, пройти обязательную регистрацию. Отступавшие от сего порядка жители и гости могли быть подвергнуты суду или крупному денежному штрафу. Он же, г. Ваньков, вместе с депутатом обязаны привести в известность всех проживающих в городе беспаспортных людей, и «будь таковые окажутся, то по мере их отыскания немедленно отсылать их в общую полицейскую Управу». О своей работе блюстители порядка обязаны были сообщать в губернское управление и городскую думу.

Чтобы оградить город от воров и разбойников, казаки несли сторожевую вахту «от вечерней до зари утренней». Только в 1828 году было поймано 423 беглых преступника. Как отмечалось в отчетах полиции, три четверти преступлений в губернии совершали ссыльные.

Однако даже в полиции было немало одиозных фигур, которые у большинства граждан Красноярска вызывали отвращение и ненависть. Это прежде всего относится к полицмейстеру города Попову. Парфентьев, очевидец городских событий тех лет, рассказывает в своих мемуарах о том, что при разграблении магазина Логинова полицмейстер Попов участвовал в дележке с мошенниками краденых вещей.

Губернская и городская власть могли «казнить и миловать» любого жителя. Административная власть губернского управления и городской думы была неограниченной.

Любые приказания Степанова подчиненные должны были выполнять беспрекословно. «Однажды, – рассказывает городской голова Иван Гаврилов, – он поручил Думе выстроить новую офицерскую комнату в остроге, и ни каких гвоздей. Где хочешь, там и бери деньги». С вопросом: «Где найти средства?» в городскую Думу периодически обращался смотритель тюремного острога Ваньков. Он просил у города деньги для покупки метел, заступов, носилок, телег, можжевельника для курения, песка, кади, называемые парашами, с коромыслом для выноса нечистот».

Губернатор следил за работой губернского правления, был его председателем. На практике слово губернатора было решающим. Недаром говорилось, что «губернское правление – это я». В практике не было случая, чтобы члены губернского правления не соглашались с решением губернатора. Никто из чиновников свое особое мнение не отправлял, хотя по закону это разрешалось. С каждым годом чиновничья переписка развивалась и разрасталась, кроме того, енисейские чиновники сначала писали бумагу в Иркутск, потом с ответом из Иркутска отправляли ее в министерство.

В 1855 году под надзором полиции состояло 38 политических преступников. Из них тридцати одному губернатор Падалка поставил за поведение хорошую оценку, шести – посредственную, а Буташевичу-Петрашевскому – неодобрительную.

Главным возбудителем спокойствия в Красноярске был Михаил Васильевич Буташевич-Петрашевский, отбывавший ссылку в Енисейской губернии с марта 1860 года по декабрь 1866 года. О том, что влияние Петрашевского на общественную жизнь города было огромным, подтверждают дневниковые записи епископа Никодима. В них епископ отмечает, что «нечестивый Петрашевский руководствует Думой. Это сущий враг религии и потому нам». В Красноярске также были Ф.П. Шаховский, братья Н.С. и П.С. Бобрищевы-Пушкины, С.Г. Краснокутский, А.Н. Луцкий, М.А. Фонвизин, М.М. Спиридонов, В.Л. Давыдов (друг Пушкина, похоронен на городском кладбище), А.И. Тютчев, А.Ф. Фролов, П.И. Фаленберг.
В 1864 году на каторгу и в 1883 году обратно проследовал революционер-демократ Н.Г. Чернышевский.

О пребывании видных большевиков – В.И. Ленина, Ф.Э. Дзержинского, И.В. Сталина, Г.К. Орджоникидзе, С.С. Спандаряна напоминают созданные в годы Советской власти памятники, названия улиц, площадей, сохранившийся документальный материал в городских архивах.

В 1870-е годы в Красноярске все острее ощущается дистанция между богатыми и бедными. Проблемы нищеты, пьянства, бродяжничества волновали в те годы не только гласных городской Думы, но и все общество.

Сибирские газеты одна за другой публиковали нелицеприятные очерки, подробно описывающие жизнь и быт этих несчастных людей. Особенно тяжко приходилось, как писали красноярские корреспонденты, беднякам зимой:

«С пустым желудком, в рубище дырявом, без крова здешний пролетарий и поселенец проводят холодную зиму, шатаясь по кабакам, а где они коротают ночи и чем питаются, сказать мудрено. Зима – поистине тяжелое время испытания для голодного люда: одежонка худая – лохмотья, работы никакой, а есть … есть хочется, аппетит волчий. Что тут делать? Не умирать же, в самом деле, голодной смертью! – замечает наблюдательный автор. – И вот часто человек, доведенный суровой действительностью до полного отчаяния и утраты веры в будущее, предпочитает голодной свободе сытую тюрьму – делается преступником. Довольно вместительная тюрьма в Красноярске в зимнее время бывает обыкновенно полна этого рода людом, полицейские участки – тоже. Ходить в зимнее время вечером по улицам города небезопасно – с прохожих срывают шапки и шубы. Что же касается до краж, грабежей и убийств, то они так часты и обыденны в городе, что рассказы о них редко когда потрясают местного обывателя. «Вишь ты – убили человека; а перед тем, чтобы он не кричал, заткнули ему рот соломкой… хитро, пятнай их, придумали!» – вот и все, что скажет он вам, выслушавши, например, рассказ, полный трагизма, об убийстве крестьянина, отца двух малолетних детей, возвращающегося с базара. Одни и те же изо дня в день повторяющиеся явления делают человека невосприимчивым к ним. Быть или не быть – тюрьма или больница? Задумывается обездоленный люд, постигнутый всеми невзгодами суровой зимы. Но в больнице иголке упасть негде; изощренная нуждою голь еще с осени все места заняла; широкая же пасть тюрьмы открыта во всякое время. Итак, тюрьма, тюрьма, в силу рокового стечения обстоятельств, в силу необходимости. Иного исхода нет – работать не берут даже из-за хлеба… Есть, впрочем, еще исход – самоубийство, но как – научите, пожалуйста, расстаться с жизнью, совсем почти не живши?..  И вот, чтобы попасть в тюрьму, этот несчастный, холодом и голодом изнуренный люд объявляет войну всем сытым, но особенно много терпит от него алчное до легкой наживы еврейское население. Недавно здесь, в самый короткий промежуток времени, пострадали два еврея-ростовщика: к одному из них в дом ворвались неизвестные, плохо одетые люди в масках и ограбили деньги, а другого, посостоятельнее, ограбили и убили… С наступлением лета, однако ж, число преступлений в Красноярске заметно уменьшается. И не немудрено: тот люд, который еще не так давно искал тюрьмы, занят теперь поденными работами».

Много хлопот местной власти доставляла уголовная ссылка. В 1873 году в губернию прибыло 2619 человек ссыльнопоселенцев, и каждый из них нуждался в административной опеке. Против ссылки в Сибирь всегда выступали сибирские патриоты, которые писали, что ссылки разоряли сельское население. «В деревни и волости приписывали форменных негодяев без всякого спроса у общества».

Смерть среди ссыльных была огромна. В том же 1873 году Лохвицкий доносил, что в Красноярске вспыхнула эпидемия тифа. Сначала заболели арестанты, больные заразили конвой и врачей.

Ссылка приносила в Сибирь бандитизм, воровство, проституцию и сифилис. Это, в свою очередь, влекло падение нравственности среди сибирского населения. Исследователями отмечается, что создание полноценных семей между ссыльными и коренными жителями были не столь значительными, поэтому естественного прироста населения сибирская ссылка почти не давала. Причин для такого вывода исследователи называли несколько: 1) преобладание между ссыльными холостых, остающихся таковыми на всю жизнь; 2) поздний возраст; 3) значительное увеличение среди ссыльных дряхлых и старых; 4) запрещение бродягам вступать в брак первые пять лет ссылки; 5) запрещение браков для каторжных; 6) разрыв браков для каторжных при отправке в Сибирь; 7) нерасположение туземцев вступать в брак со ссыльными; 8) преобладание в ссыльном населении проституции.

Процент ссыльных в Енисейской губернии в 1897 году составил 9,1%  от всего населения. Число политических ссыльных к числу уголовных ссыльных составляло 1%. Уголовная ссылка превратилась в язву сибирского общества, и правительство вынуждено было в 1900 году отменить ссылку в Сибирь за «общие преступления», сохранив политическую ссылку.

Передвижение ссыльных в пределах губернии производилось по Московскому тракту. Еще при Петре 1 в Сибири делаются первые шаги по реализации самого крупного проекта 18 века – строительства Московского тракта. Дорога от Красноярска через Нижнеудинск к Иркутску была известна сибирским ямщикам еще в 30-х годах 18 века. Но только с приездом в Красноярск  Витуса Беринга началось бурное строительство этого участка Московского тракта. Знаменитый мореплаватель стремился не только прокладывать путь, но и по-настоящему обживать его, устраивая на его пути зимовья и почтовые станции.
После указа Екатерины II в 1765 году дорогу стали переделывать на европейский лад. Тракт стали расширять до 30 саженей в ширину, из которых 10 саженей были проезжими, а остальные 10 саженей с каждой стороны дороги предназначались для прогона скота. Только в 1789 году дорога между Томском и Иркутском по-настоящему заработает. По ней пойдут зимние купеческие транспорты.

С развитием путей сообщения ссылка, занимавшая на протяжении длительного времени доминирующее положение, стала терять свою карательную сущность. В прошлое уходили изнурительные этапы в районы Сибири, освоение которой становилось не только уделом ссыльных, но и огромного числа людей, освобожденных от крепостной зависимости и пытающихся заселить огромную неосвоенную территорию. С течением времени в системе мер уголовного наказания стало отдаваться предпочтение лишению свободы как наказанию, «наиболее стесняющему возможность для преступника располагать собой и своими действиями».

В 1885 году всех содержащихся в тюрьмах Енисейской губернии в течение года было: 25746 мужчин и 2903 женщин. Вместе с ними прибыло добровольно членов семейства – 2902 женщин и детей.

Всех мест заключения в Енисейской губернии было шесть, предположительно рассчитанных на общее число заключенных 1735 человек.

Каменные здания, предназначенные для содержания арестантов, были в Красноярске и Енисейске; в Ачинске, Канске и Минусинске тюремные замки были деревянными.

Управление учреждениями, исполняющими уголовные наказания в виде лишения свободы, возлагалось на смотрителей, назначаемых губернаторами, под непосредственным наблюдением директоров тюремного комитета.

Красноярское Попечительное общество о тюрьмах было образовано 12 декабря 1856 года. 12 и 16 декабря 1859 года созданы окружные попечительные общества, соответственно в Енисейске и Минусинске, 4 февраля и 19 июля 1860 года – в Ачинске и Канске. Их главной задачей было нравственное исправление арестантов, контроль над внутренним устройством тюрем, содержанием мест заключения в исправном состоянии, обеспечением арестантов одеждой, обувью.

На средства Енисейского губернского комитета Попечительного общества о тюрьмах и его отделений были учреждены тюремные больницы в Красноярске, Канске, Ачинске и 25 марта 1882 года был открыт приют для арестантских детей.

Законом от 31 марта 1890 года для местного заведования тюремной частью были учреждены в некоторых местностях тюремные инспекции. Енисейская тюремная инспекция была учреждена в 1890 году, подчинялась тюремному отделению губернского правления в лице тюремного инспектора и его помощника. Ведала рассмотрением арестантских дел, надзором над содержащимися под стражей политическими заключенными и пересылкой заключенных, окончательно была ликвидирована после освобождения Сибири от колчаковщины.

Губернские тюремные инспекторы и их помощники назначались Главным тюремным управлением, согласие губернатора на такое назначение не требовалось. С введением должности губернского тюремного инспектора он был фактически главою местного тюремного управления. Назначение надзирателей в тюрьмы губернии производилось по его приказу. Через пять лет от начала службы надзиратели тюрьмы получали право добавочного жалованья за выслугу первого пятилетия, через 10 лет было признано право на получение добавочного жалованья за второе пятилетие, через 15 лет службы надзирателям платили добавочное жалованье за 3-е пятилетие службы в тюремной страже. Отличившихся по службе награждали серебряной медалью с надписью «За усердие» и «За беспорочную службу в тюремной страже» для ношения на груди на Аннинской ленте. В 1916 году по случаю вызванного войною «вздорожания жизни» чинам тюремной администрации и надзору Енисейской губернии были установлены процентные прибавки к содержанию.

В 1912 году в Енисейской губернии тюремных заведений было: губернская тюрьма в Красноярске, 4 тюрьмы в уездных городах Ачинске, Канске, Енисейске и Минусинске, 24 пересыльных этапа, 101 волостная тюрьма, 7 арестантских помещений при полицейских частях, 2 тюремных помещения при Управлении Туруханского отдельного пристава и Усинского пограничного начальника.

26 апреля 1917 года Енисейская губернская тюремная инспекция была переименована в Енисейское губернское управление местами заключения.

II. Становление системы исполнения уголовных наказаний в виде лишения свободы в начале 20-х годов XXвека на территории Енисейской губернии

Установившаяся на территории Советская власть нуждалась в органах, которые смогли бы защитить ее интересы. Среднемесячное число заключенных по 5 тюрьмам губернии на этот период составляло 3421 человек. Сложилось положение, в силу которого различные ведомства решали одну и ту же специфическую задачу – исполнение наказаний. Такими учреждениями на территории Енисейской губернии были вновь образованные – карательный подотдел Губернского отдела юстиции и подотдел принудительных работ отдела Управления Губисполкома. В основу карательной политики Советской власти был положен принцип: «всякий заключенный должен оплачивать трудом свое содержание».

28 января 1920 года в газете «Красноярский рабочий» было опубликовано следующее заявление:

«Всем карательным учреждениям Енисейской губернии.

Согласно постановлению Заведывающего Отделом Юстиции Енисейского Губревкома от 21 сего января, я временно вступил в заведывание карательным подотделом отдела юстиции. Все дела бывшей Енисейской губернской тюремной инспекции переходят в заведываемый мною карательный подотдел. В качестве сотрудников приглашаю товарищей Белышева, Угрюмова и Коверского, распределив между ними работу таким образом: 1) т. Белышеву заведывание местами заключения по губернии; 2) т. Угрюмову – организация принудительных общественных работ и 3) т. Коверскому – организация комиссии для несовершеннолетних преступников.

Зав. карательным подотделом т. Васильев».

Первоначально, ввиду отсутствия подробных указаний из центра, карательный отдел состоял из заведующего подотделом и трех сотрудников: заведующего местами лишения свободы, заведующего организацией принудительных работ и заведующего организацией колонии для малолетних преступников. 27 февраля должность заведующего организацией колонии была упразднена и заменена заведующим пенитенциарной частью. Принципа карательной политики Советской власти «всякий заключенный должен оплачивать трудом свое содержание» определил структуру нового ведомства. В составе карательного подотдела было организовано четыре отделения: сельскохозяйственное, инженерно-строительное, врачебно-санитарное, распределительное. Вновь сконструированному органу, ведающему местами лишения свободы, пришлось приводить в порядок места лишения свободы с внешней стороны. В первые дни после падения власти Колчака почти все они были без топлива, заключенные без одежды, больные в больнице без медицинского персонала и лекарств. Тифозная эпидемия, разросшаяся до небывалых размеров, застала Красноярский дом лишения свободы неподготовленным. На одних койках со здоровыми заключенными лежали заключенные, больные тифом. Пища, выдаваемая заключенным, была крайне скудна. Мясо выдавалось очень редко. Все продуктовые передачи для арестантов объединялись в один коммунальный котел. В период с 1 августа по 15 апреля 1921 года сотрудниками карательного подотдела в области организации и упорядочения медико-санитарного дела в местах лишения свободы были оборудованы больницы, но смертность в местах заключения в губернии по-прежнему была велика и составляла в Красноярске – 10,5%, Канске – 4%, Ачинске – 10%, Минусинске – 5%.

30 марта 1920 года был оборудован тюремный ассенизационный обоз, силами которого был приведен в порядок не только Красноярский дом лишения свободы, но и военный госпиталь в городе. Переполнение мест заключения в два-три раза выше нормы служили препятствием к созданию благоприятных санитарно-гигиенических условий в местах лишения свободы. 25 июля открыла свою деятельность распределительная комиссия, состоящая из заведующих местным карательным подотделом, местом лишения свободы, учебно-воспитательной частью и сведущих лиц по приглашению подотделов. В задачи комиссии входило: распределение осужденных по местам заключения и возбуждение перед судебными учреждениями ходатайства о досрочном условном освобождении. Приступив к разгрузке домов лишения свободы, администрация этой мерой улучшила санитарно-гигиенических условия, облегчила продовольственный кризис и привела количество населения мест заключения в соответствие с их размерами.

6 февраля 1920 года в газете «Красноярский рабочий» печатается целая статья под заголовком «В отделе юстиции»:

«Карательный подотдел»

22 января при местном Отделе Юстиции открыл свои действия карательный подотдел, в ведении коего находятся все места заключения в пределах Енисейской губернии и организация принудительных работ для заключенных. В силу этого к подотделу переходят все дела бывшей тюремной инспекции.

В настоящее время в подотделе, во главе которого стоит тов. Васильев, идет интенсивная работа. Параллельно с введением единого Народного Суда, Советская власть тот же принцип единства положила в основание системы наказаний, налагаемых по судебным приговорам, и организации карательных учреждений, предназначенных для отбытия этих наказаний. Отныне в качестве наказания будет применяться только лишение свободы, соединенное обязательно с принудительными работами, причем пенитенциарные заведения будут делиться на разряды не по тяжести наказаний, как было раньше, а в зависимости от своего назначения. Новым положением предусмотрены новые виды мест лишения свободы: 1) общие места заключения (тюрьмы); 2) реформатории и земледельческие колонии, как учреждения воспитательно-карательные, предназначенные главным образом для несовершеннолетних преступников; 3) испытательные заведения для лиц, в отношении которых имеются основания для послабления режима или для досрочного освобождения; 4) карательно-лечебные заведения для заключенных с заметно выраженными психическими дефектами, дегенератов и т. д.; 5) тюремные больницы. Уже самый перечень мест заключения свидетельствует и о том, что Советской властью приняты во внимание как социальные, так и физиологические, и психические факторы в отношении случайных преступников, ставших жертвой неблагоприятно сложившихся социальных условий, лечение в отношении преступников, ненормальных физически или психически – таковы цели, достижение которых преследуется организацией новых пенитенциарных заведений.

Состояние тюрьмы

Местный карательный подотдел, приступив к выполнению лежащих на нем заданий, к применению изложенных принципов в Красноярской тюрьме, сразу же встретил целый ряд затруднений, являющихся следствием дурного управления тюрьмой при старой администрации. Пришлось срочно заняться налаживанием хозяйственного аппарата тюрьмы, ибо таковая, вследствие нерадения старой администрации, осталась без дров, без продовольствия, без фуража, несмотря на то, что в пользование тюрьмы был предоставлен участок пахотной и луговой земли в 70 десятин, а также лесной участок. В результате сметные предложения подотдела на заготовку для тюрьмы топлива и фуража достигают суммы около 3 миллионов рублей. Особенно сильные опасения внушает подотделу антисанитарное состояние тюрьмы, которое в связи с ростом эпидемии тифа представляет серьезную опасность. Ввиду этого приняты в срочном порядке меры к оборудованию тюремной бани, которая на днях начнет функционировать, к побелке стен во всех помещениях тюрьмы, к снабжению заключенных бельем и постельными принадлежностями и т.д. В так называемой изоляционной камере, куда сваливались на общие нары все арестанты с повышенной температурой, служившей рассадником тифа, нары заменены койками.

Естественно, что при таком положении санитарного дела тифом болеет около 12% заключенных и почти вся администрация – как высшая, так и низшая.

Наряду с этими неотложными мероприятиями, в карательном подотделе ведутся подготовительные работы по созыву распределительной комиссии, на обязанность коей возлагается разбивка арестантов, лишенных свободы по судебным приговорам, на разряды для помещения их в соответствующие пенитенциарные заведения, а также определение рода принудительных работ или освобождение от таковых нетрудоспособных заключенных.

Каждый обязан работать

Порядок содержания под стражею определяется, по новому положению, трудовым принципом: каждый трудоспособный заключенный обязательно привлекается к работе, за которую получает плату по ставкам местных профессиональных союзов. Из заработной платы заключенного производят вычеты в размере стоимости его содержания в месте заключения; никаких других отчислений из заработка производиться не должно. В Красноярской тюрьме уже оборудованы сапожная, столярная и слесарная мастерские, а также швальня (швейная мастерская); предполагается открытие мыловаренного завода. Летом на принадлежащем тюрьме участке земли, об увеличении коего возбуждено ходатайство, будут организованы полевые работы, для обеспечения заключенных продуктами; хозяйственным же способом будет производиться заготовка на следующую зиму дров и фуража. Кроме того, заключенные будут наряжаться на принудительные работы по требованию Совнархоза, с которым по этому вопросу ведутся переговоры.

Лишение свободы может иметь место только по приговору судебной или на основании постановления следственной власти. Ввиду этого подотделом даны исчерпывающие руководящие указания тюремной администрации, дабы для содержания под стражею принимались лишь те заключенные, которые препровождаются при копиях приговоров или постановлений.

Малолетние преступники

Особенное внимание уделяет подотдел организации пенитенциарных заведений для несовершеннолетних преступников. Впредь до разрешения этого вопроса особой комиссией, созываемой на днях при подотделе, последний распорядился освободить из тюрьмы всех содержавшихся в ней несовершеннолетних преступников, ибо считает дальнейшее пребывание их в обществе взрослых преступников, зачастую профессионалов, крайне вредным. В ближайшем будущем предполагается открытие колонии для несовершеннолетних преступников в одном из зданий в окрестностях станции Бугач.

Школы труда

С проведением изложенных принципов в жизнь будет положен конец этих старых «академий преступности», клавших неизгладимый отпечаток на всех, кто имел несчастье попасть туда. Пенитенциарные заведения в рабоче-крестьянской республике становятся школами труда. Каждому открывается полная возможность, по выходе на свободу, восстановить свое доброе имя, вернуться в среду честных людей, чему в значительной мере способствует применение досрочного освобождения, отмена праволишений, связанных с лишением свободы по суду, и организация широкой государственной помощи лицам, отбывшим наказание».

Указания центра на необходимость организации нового типа мест лишения свободы были приняты во внимание. При монастыре «Скит» в 35 верстах от города Красноярска была открыта земледельческая колония, в ней находилось 104 заключенных. Площадь посева, возделанная трудом последних в 1920 году, составляла 70 десятин. Там же производилась заготовка сена и леса. Заключенные в Знаменском скиту находились в сравнительно лучших условиях, они пользовались относительно большей свободой, имея свой огород и молочный скот, легче решали проблемы питания. Был намечен и разработан широкий план организации других трудовых земледельческих колоний, но в силу того, что остро ощущалась нехватка животного и хозяйственного инвентаря, посевного материала, приходилось ограничиться работами на огородах при домах лишения свободы. Используемая площадь под огороды в губернии в 1920 году составляла около 13 десятин.

Находя, что лучшим способом оценки степени исправления осужденного является отношение его к труду, было обращено особое внимание на устройство мастерских при домах лишения свободы. Но условия переживаемого момента не позволяли развернуть работы в этой области в полном масштабе. В середине 20-х в местах лишения свободы губернии имелось 21 мастерская, ввиду недостаточности последних, основная масса заключенных направлялась на внешние работы. При обследовании Красноярского Дома лишения свободы в июне было обнаружено отсутствие какой-либо правильной системы счетоводства и учета заработанных сумм заключенных, запущенность во всех денежных отчетах и беспорядок в складских помещениях. В губернии началась работа по приведению в порядок ремесленных мастерских, старые ремонтировались, открывались новые, на 1 апреля 1921 года общий заработок работающих составил 4 миллиона рублей.

Среди заключенных велась культурно-просветительная работа. В некоторых домах лишения свободы успешно функционировали школы и библиотеки.

В конце июля была открыта тюрьма-изолятор для нуждающихся в исправлении заключенных.

1 июня 1920 года в Енисейской губернии начал свою работу подотдел принудительных работ. Надо отметить, что аналогичных учреждений до Советской власти не существовало. Подотдел принудительных работ был образован по постановлению отдела Управления Сибревкома в составе отдела управления Губисполкома.

Енисейский Губподотдел принудительных работ являлся в губернии учреждением, регулирующим принудительный труд. Принудительный труд, как мера наказания, применялся к лицам, провинившимся и осужденным на принудительные работы судебными или административными учреждениями с лишением или без лишения свободы.

При Губподотделе принудительных работ были образованы три делопроизводства: административное, ведающее личным составом, финансовой и счетной частью лагеря; хозяйственное, ведающее хозяйством лагерей, оборудованием, ремонтом и постройкой лагерей; учетно-распределительное, ведающее распределением осужденных на принудительные работы, военнопленными гражданской войны, а также регистрацией и сбором статистических сведений о лицах, осужденных на принудительные работы.
Распределение рабочих из числа заключенных, как в черте лагеря, так и вне него, согласовывалось с губернским комитетом труда.

Вся работа подотдела в 1920 год была направлена на открытие и формирование концентрационных лагерей на территории губернии. Учитывая то, что не было никакой законодательной базы, организация лагерей осуществлялась своими силами и средствами. Администрации подотдела принудительных работ приходилось решать вопросы, начиная с ремонта помещений, приобретения хозяйственного инвентаря, организации обозов, инструктировании служащих на местах, охраны лагерей. Кроме 1-го концентрационного лагеря в Красноярске были открыты лагеря в Минусинске и Ачинске, но существование Минусинского лагеря было кратковременным, также как и Ачинского, в связи малочисленностью заключенных и большими затратами по их содержанию. 5 марта 1921 года заключенные Минусинского концлагеря были переданы в дом лишения свободы, с открытием навигации по реке Енисей переправлены в 1-ый концентрационный лагерь, часть заключенных осталась на Абаканском железоделательном заводе и считалась отделением 1-го Красноярского концлагеря.

1-ый концентрационный лагерь, открытый в Красноярске, располагался в 4-5 верстах от города. Заключенные размещались в земляных бараках, обнесенных проволочной изгородью, по периметру которой было поставлено шесть постовых будок. Внутри лагерь был разделен на отделения также посредством проволочной изгороди. Караул, состоящий из 52 красноармейцев, размещался в бараках, в небольших тесных камерах, представляющих собой помещение в помещение, но и такое размещение не защищало сотрудников от суровых сибирских морозов. Красноармейцы несли бессменную охрану всего лагеря и ежедневно конвоировали партии заключенных в город с августа 1920 года. Находясь в тяжелых условиях напряженной службы, многие из них были больны из-за холода, скудной пищи, отсутствия бани. Дров для отопления выдавали очень мало, керосина не было, поэтому большую часть времени красноармейцы проводили в темноте. Из-за отсутствия бани некоторые из них за 4 месяца мылись всего два раза.

Небольшая штрафная камера размещалась во 2-ом бараке, всех неподчиняющихся приказам коменданта, нежелающих работать, невырабатывающих нормы, зачинщиков и подстрекателей, старост комнат, в которых происходили негативные явления, определяли сюда от 3-х до 28 суток. Для всех заключенных камеры отпускали паек следующего образца: Ѕ фунта хлеба в день, обед и 2 раза чай или кипяток.

В лагерях вводились суровые меры ответственности за побеги из лагерей. Всех заключенных обязали круговой порукой, в силу которой в случае побега из числа заключенных ответственность падала на всех, обязавшихся круговой порукой, как за соучастие в побеге. Наказание применялось в следующем порядке: «к заключенным сроком на 3-6 месяцев добавлялось принудительных работ еще 2 месяца, к заключенным на 6 месяцев до 1 год – 3 месяца, к заключенным сроком от 1 года до 3 лет – 4 месяца, на 3-5 лет – 6 месяцев и на 5-10 лет – 8 месяцев. При отобрании круговых подписок от заключенных в десяток, обязавшихся круговой порукой, входили лица, неизвестные друг другу.

На 8 декабря 1920 года в лагере содержался 1831 человек, некоторые из них без приговоров и постановлений. Учетом и распределением заключенных занимались служащие из числа самих же заключенных. На 1-ое января 1921 года в 1-ом Красноярском концентрационном лагере числилось 1099 мужчин и 2 женщины. По заведенному порядку в лагере был установлен следующий распорядок дня: утренний подъем в 7 утра, с 7 до 7.30 – чай, в это время фельдшер осматривал бараки, освобождал больных, в 7.45 все заключенные выстраивались на утреннюю поверку. По окончании поверки дежурный комендант отправлял партию заключенных на работы, назначив старшего из заключенных, сопровождающему конвоиру вручал список отправленных лиц. Оставшихся заключенных дежурный комендант распределял на хозяйственные работы по лагерю. По окончании дневных работ заключенные прибывали в лагерь. Старший рабочий или конвоир строил партию и представлял список, выданный комендантом в 21.15 вечера на вечерней поверке, в 23.30 – отбой.

Все невольники этих заведений были разделены на три категории: 1-я – злостные, 2-я – не злостные, 3-я – надежные. Заключенные первой категории посылались на более тяжелые работы под усиленным конвоем. Заключенные Красноярского лагеря были заняты на погрузочно-разгрузочных работах, работали на кирпичных заводах, в коммунальном хозяйстве, занимались исправлением телефонных линий. Наиболее грамотные (в основном офицеры из армии Колчака) служили на различных канцелярских должностях. Здесь отбывал срок бывший Красноярский Городской голова А.П. Музыкин. Он обвинялся в антисоветской агитации. Рядом с ним отбывал свой срок выдающийся русский ученый библиограф и книговед из Иркутска Г.И. Поршнев (который обвинялся в службе у Колчака). В лагере находилось много творческой интеллигенции. По особым запискам эти люди беспрепятственно отпускались в местные театры, где были режиссерами, музыкантами, артистами.

В 1921 году администрацией лагеря был решен вопрос организации мастерских – сапожной, щеточной, гончарной, столярной и кузнечной. Несмотря на тяжелые условия жизни, заключенными ставились пьесы, концерты в клубе лагеря, которые охотно посещали красноармейцы и жители поселка Иннокентьевского, а после перевода 1-го концентрационного лагеря из военного городка в пересыльную часть дома лишения свободы, администрация и служащие. Большой популярностью пользовался научно-литературный журнал, иллюстрации к которому рисовали художники из числа заключенных.

В конце 1921 года были пересмотрены дела заключенных 1-го концентрационного лагеря, военнопленные поляки и венгры были отправлены на Родину. Это прежде всего отразилось на работе мастерских, но постепенно их работа была налажена и уже 3 марта 1922 года на базарной площади города Красноярска была открыта лавка, в которой продавались изделия, изготовленные заключенными. Одновременно здесь же производился закуп сырья для работы мастерских. Были заключены договоры с госучреждениями. С наступлением теплой весенней погоды заключенные произвели очистку городских улиц и площадей. На арендованной площади под огород была посажена капуста и картофель, 20 десятин земли были засеяны пшеницей. С открытием навигации по реке Енисей в Минусинский уезд был откомандирован агент для закупки муки и скота.

Подводя итоги, можно сделать следующий вывод, что наряду с местами заключения, находящимися в ведении юстиции, в Енисейской губернии сформировалась новая система исполнения уголовных наказаний в виде лишения свободы – лагеря принудительных работ, подведомственные отделам Управления Губернских Исполнительных Комитетов. В эти лагеря направляли лиц, в отношении которых выносились постановления Отделов Управления Чрезвычайной Комиссии, Революционного трибунала, Народного Суда и других Советских органов.

Таким образом, в начале 20-х годов двадцатого столетия на территории губернии существовали две системы исполнения уголовных наказаний в виде лишения свободы с различным правовым статусом – перешедшие по наследству от царского режима тюремные замки, переименованные в Дома лишения свободы, и концентрационные лагеря. Для государства явление ненормальное, но имевшее место до 9 марта 1922 года.

Концентрационные лагеря к 1923 году были ликвидированы, все они были закрыты в связи с малочисленностью, а помещения пересыльной части тюрьмы вернули Красноярскому дому лишения свободы.

В соответствии с постановлением Совета Народных комиссаров от 25 июля 1922 года все места лишения свободы были сосредоточены в НКВД.

III. Довоенный и послевоенный период развития УИС края

В местах заключения на 1 октября 1925 года в губернии содержалось 1659 заключенных (619 подследственных и 1040 срочных).

При всех местах заключения функционировало: 2 типографии, 1 переплетная, 2 прядильно-веревочных, 5 кузнечных. 1 кирпичное производство, 4 сапожных, 5 столярных, 1 пимокатная,1 бондарная, 3 портновских, 2 булочных, 1 овчинная, 1 шорная.

За отчетный период всеми предприятиями и мастерскими заработано 11584 рубля 28 копеек, из которых 25% израсходовано на нужды мест заключения. Помимо производственных мастерских, все места заключения в губернии вели сельское хозяйство, располагая земельными участками общей площадью в 1078 десятин. Имелся один трактор, 139 лошадей, мелкий домашний скот и сельхозинвентарь.

В конце 20-х годов места заключения были ориентированы на решение хозяйственных задач, были усилены репрессии по отношению к лицам, признаваемыми классово-чуждыми и социально-опасными элементами. За время хлебозаготовительной компании 1929 года в Красноярском округе было возбуждено 227 дел, из них против кулаков и частных лиц 50,6%, должностных 49,4%. Осуждено кулаков и частных лиц – 31 человек, к принудительным работам – 83, к высылке – 14, к штрафу – 17.

Списочная численность служащих Красноярского окружного изолятора специального назначения на 21 января 1927 года составляет 149 человек. С 1 июля по 1 января 1927 года поступило на службу 79 человек, убыло 70 человек. Вновь поступившим на службу выдавали обмундирование на 50% изношенное; последние, крайне недовольные, высказывали свои нарекания.

В отношении питания Красноярский изолятор находился в тяжелом положении. Паек заключенным выдавался по норме ГУМЗа, но ввиду большой загруженности изолятора из-за отсутствия навигации в Туруханский край, вместо 850 штатных единиц количество заключенных за квартал колебалось до 1500-1730 человек. Вещевого обмундирования не хватало, рубахами и брюками в первую очередь снабжались заключенные, находящиеся на работах. Ощущался недостаток постельных принадлежностей, мыла. В ежедневное питание заключенных входило 100 грамм мяса, 600 грамм хлеба, 25 грамм соли, 100 грамм капусты, 100 грамм картофеля, 30 грамм сала, свекла, морковь, перец, лавровый лист.

Следует принять во внимание тот факт, что места заключения бывшей Енисейской губернии с 1920 по 1930 год были отнесены в Сибирский край с центром в г. Новосибирске, с июня 1930 по 1934 год в Восточно-Сибирский край с центром в г. Иркутске, и лишь с образованием 7 декабря 1934 года Красноярского края были перераспределены в УНКВД Красноярского края.

Средняя стоимость содержания одного штатного места заключения в 1926 году в местном бюджете Сибирского края составила 163 руб. 12 копеек, по сравнению с 1925 годом численность заключенных уменьшилась вследствие принятия части их с 1 октября 1925 года на госбюджет.

Развитие хозяйственной жизни края осуществлялось путем освоения его естественных природных богатств, посредством использования труда изолируемых опасных элементов. Из ликвидируемых колоний массовых работ в Казачинске, Ярцево, Богучано-Кежме, заключенные направлялись по нарядам ГУЛАГа в лагеря.

Управление делом применения уголовных наказаний осуществляло УНКВД Красноярского края и входящие в его состав отделы ТП и МЗ, преобразованные в ОИТК, а позже приказом Народного Комиссара Внутренних Дел Союза ССР Берия, 16.11. 1940 года за № 0484 в Управление Енисейского исправительно-трудового лагеря и колоний УНКВД Красноярского края с дислоцированием в городе Красноярске.

На вновь организованное Управление (почтовый ящик № 288) было возложено руководство деятельностью промышленных, сельскохозяйственных колоний, инспекций, БИР, комендатур, трудовых и спецпоселков бывшего ОИТК УНКВД Красноярского края, организация и техническое руководство строительством Красноярского сульфитно-гидролизного завода, Усть-Абаканского гидролизного завода, Красноярского аффинажного завода. Начальником Управления Енисейлага был назначен старший лейтенант госбезопасности Филимонов Роман Петрович.

В органы Енисейлага УНКВД, согласно инструкции «О порядке приема и увольнения», принимаются в первую очередь работники из числа членов и кандидатов в члены ВКП(б) и членов ВЛКСМ, а также проверенные беспартийные работники.

В 1940 году в Красноярском крае было расселено большое количество социально-опасного элемента, только одних польских осадников и беженцев с территории занятой Германией в особом порядке, расселено свыше 20 тысяч человек. Для прибывающих ссыльнопоселенцев из Латвийской ССР и западных областей Украины и Белоруссии на станциях Канск, Ачинск, Енисей, Глядень, Уяр, Адым, Абакан были созданы оперативные группы из работников НКВД, в задачу которых входило принятие и расселение ссыльнопоселенцев.

В связи с начавшейся Великой Отечественной войной гражданские предприятия края переводились на военное производство. В кратчайший срок были приняты и пущены в действие эвакуированные заводы и фабрики, ускоренно начатое промышленное строительство, промышленность обеспеченна кадрами. Придавая исключительное значение заданию партии и правительства по оказанию практической помощи в восстановлении эвакуированных оборонных предприятий, Управлением исправительно-трудовых лагерей и колоний НКВД Красноярского края были организованы колонии контрагентских работ в г. Красноярске на правом берегу Енисея: Злобинская (п/я 288/7), Зыковская (п/я 288/8), Базайская (п/я 288/6), Усинская, Черногорская (288/5) в г. Черногорске, Балахчинская при Балахчинском Рудоуправлении треста «Хакасзолото».

Заключенные Зыковской КМР вели подготовительные работы по размещению и восстановлению эвакуированного машиностроительного завода «Красный Профинтерн» из города Бежицы. Завод по решению Государственного комитета Обороны должен был разместиться на площадке «Сибтяжмаша». Заключенные строили деревянные бараки, каркасные дома для размещения эвакуированных рабочих, принимали участие в строительстве узкоколейной железнодорожной ветки, осуществляли строительство цехов. Времени было чрезвычайно мало. Четвертого августа уже прибыли первые два эшелона с оборудованием 63 вагона и около 400 рабочих. Транспорта не хватало, не было подъемных кранов, работать приходилось вручную, без выходных. В тяжелых условиях в ноябре 1941 года профинтерновцы начали выпуск военной продукции – гранат и минометов.

Силами заключенных Туимской КМР, Черногорской КМР, Усинской КМР, Базайской КМР, Ладейской КМР, Черногорской и Балахчинской в предвоенное и военное время сооружались промышленные предприятия, строились новые цеха на Красноярском машиностроительном заводе, расширялись рудники, сооружался целлюлозно-бумажный комбинат, строился Усинский тракт, Красноярская районная теплоэлектроцентраль, в короткий срок было смонтировано оборудование цементного завода, развернуты работы по возведению завода тяжелого машиностроения. На базе вольфрамовых руд в Хакасии строился Туимский рудник, который уже в 1941 году дал продукцию.

23 сентября 1941 под руководством Куликова Михаила Ивановича – начальника 3 района строительства Енисейлага, было начато строительство Абаканского гидролизного завода и Канского гидролизного завода под руководством Тимофеева Александра Кузьмича, начальника 4 района Енисейлага.

9 декабря 1941 года были начаты монтажные работы на строительстве Красноярского гидролизного завода. Начальником 1 района Енисейлага был назначен Сервилин Михаил Николаевич.

3 января 1943 года было принято решение о проведении фронтового месячника на строительстве Красноярского гидролизного завода, для обеспечения его пуска в срок, установленный ГОКО, и уже в августе 1943 первую продукцию дали оба гидролизных завода – Красноярский и Канский. Вследствие увеличения объема работ по строительству Красноярского гидролизного завода, распоряжением Управления производилась переброска заключенных из Черногорской и Минусинской колоний в ОЛП строительства 1 района (июль 1942 года).

В целях стимулирования инициативы строительства по Енисейлагу НКВД 4 апреля 1941 года было учреждено переходящее Красное Знамя для строительства Енисейлага ИТЛ и колоний УНКВД Красноярского края. Одновременно с вручением переходящего Красного Знамени лучшей стройке по итогам квартала выдавалась денежная премия, отличившихся заключенных поощряли.

23 декабря 1942 года Особое Совещание при Народном Комиссариате Внутренних Дел Союза ССР, рассмотрев ходатайства начальника УИТЛиК УНКВД КК лейтенанта госбезопасности Ларионова, постановило досрочно освободить и снизить сроки наказания заключенным за высокие производственные показатели и отличное поведение в быту, было освобождено 9 человек, 13 сокращены сроки наказания.

Сельскохозяйственные колонии и подсобные хозяйства УИТЛиК УНКВД КК, осуществляя задачу всемерного развития сельского хозяйства, на основе развернутого социалистического соревнования провели значительную работу и добились успехов в расширении посевных площадей, обеспечении лагеря овощами и картофелем, увеличении поголовья скота, создании новой отрасли хозяйства – птицеводства.
Через Красноярск в Дальстрой и на строительство № 500 проходили эшелоны с заключенными. Часть заключенных, негодных к физическому труду, направляли в местные лагеря и колонии, пополняя эшелоны продовольствием, топливом, заключенными, годными к выполнению физических работ, из местных колоний и тюрем.

В связи с сокращением фондов на муку и другие продукты питания всем категориям заключенных норма выдачи хлеба была уменьшена на 100 грамм. Мясо было заменено кониной за счет выбраковки лошадей. Кости использовались на несколько приготовлений пищи. Хлебные формы прекратили смазывать растительным маслом, для этого использовали соевую муку. Продажа сахара в ларьках для заключенных была прекращена.

Продуктовый паек заключенных определялся нормой выработки производственных заданий, заключенные, не вырабатывающие нормы выработки, получали пониженное питание, поэтому перекупали хлеб и продукты.

Основной задачей УИТЛиК в годы войны являлось укомплектование колоний заключенными, занятыми на строительстве оборонных предприятий края, а также сохранение их в качестве рабочей силы. Администрацией принимались меры по поддержанию работоспособности заключенных, изыскивались возможности улучшения питания из местных ресурсов. С этой целью создавались постоянные рыболовецкие бригады, бригады по заготовке ягод, грибов, черемши, щавеля, папоротника для профилактики цинги, широко распространенной среди заключенных.

Наиболее трудное положение во время войны складывалось во вновь организуемых лагерях и колониях. Плохие жилищно-бытовые условия, неудовлетворительное питание и медицинское обслуживание, нехватка одежды обуви – все это порождало повышенную смертность.

Санитарное состояние в колониях было неблагополучным. В апреле 1944 года в Ширинской сельхозколонии был зарегистрирован случай сыпного тифа и к 4 мая три участка колонии (Беле, Иткуль и Центральный) были охвачены тифом. Для ликвидации эпидемической вспышки Управлением ИТЛиК был направлен в колонию эпидемотряд в составе сотрудников САНО и врачей.

В целях оздоровления контингента заключенных, работающих на предприятиях обороной промышленности города Красноярска, всех больных и слабосильных переводили в сельхозколонии, заменив их физически здоровыми заключенными из числа работающих.

Воспитанники Березовской, Канской, Красноярской и Абаканской трудовых воспитательных колоний края изготавливали оборонную продукцию и спецпродукцию для фронта – спецукупорку, корпуса гранат Ф-1, запасные части для сельхозмашин, товары ширпотреба. Полностью обеспечивали себя картофелем, овощами.

3 августа 1943 года была создана комиссия по приему и передаче трудовых колоний для несовершеннолетних и детских приемников распределителей из УИТЛК УНКВД Красноярского края в введение отдела УНКВД по борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью (ОБДББ). Передача колоний проходила поэтапно, первой была передана Березовская трудовая колония, затем Канская и Красноярская.

Трудящиеся УНКВД Красноярского края, как и все советские люди, с первого дня войны подавали заявления с просьбой направить их на фронт. На фронтах Великой Отечественной войны сражались более 3-х тысяч сотрудников органов внутренних дел и уголовно-исполнительной системы края.

Коллектив УИТЛиК отдавал все силы по оказанию помощи фронту. К праздникам 7 ноября и 1 мая, Дню Красной Армии и к Новому году отправляли на фронт групповые посылки. Подарки посылали героическим защитникам Ленинграда, бойцам Карельского фронта, над войсками которого шефствовали красноярцы. Семьям фронтовиков оказывали материальную и денежную помощь, выдавали обувь, одежду, сшитую в подразделениях. На строительство зенитных пушек работники Краслага, УИТЛиК вместе с работниками УНКВД в 1943 году внесли 68152 рубля, на строительство танковой колонны «Красноярский чекист» в 1944 году собрали 74776 рублей деньгами и 1543765 облигациями госзаймов.

Коллектив Управления Краслага на строительство 2-х дивизионов зенитных пушек «Красноярский чекист» в 1942 году собрал 259482 рубля. 20 октября 1943 года принял решение взять шефство над одним из районов Калининской области, освобожденной от немецких захватчиков, в порядке помощи оборудовать детский сад на 100 человек. Для руководства этой работой была утверждена комиссия, которая составила перечень всего необходимого оборудования, мебель была изготовлена в подразделениях. Работники клуба помогли сбором средств, собранных с концертов. Рабочие, служащие, сотрудники ВОХР и трудармейцы Краслага на 5 апреля 1944 года собрали средств в фонд обороны Родины на постройку авиаэскадрильи имени Л.П. Берия 1010496 рублей. На 1.01.1943 года в Краслаге содержалось 16349 заключенных и 5352 мобилизованных немца, всего 21701 человек. На митинге, состоявшемся 16 сентября, начальник управления НКВД по Красноярскому краю полковник госбезопасности Семенов вручил коллективу Краслага переходящее Красное знамя за достигнутые успехи в социалистическом соревновании по развитию сельского хозяйства лагеря в 1943 году.

Особенно интенсивно в годы войны шло строительство Норильского горнометаллургического комбината. С первых дней Отечественной войны перед Норильским комбинатом была поставлена задача значительного увеличения металла и в связи с этим расширения малого металлургического завода, максимальное форсирование строительства и монтажа и ввод в эксплуатацию комплекса цехов Большого металлургического завода и Большого электролитного завода, дающего конечную продукцию – электролитный никель. На решение этой задачи был мобилизован весь коллектив Норильского комбината и лагеря. 29 апреля 1942 году был получен первый норильский никель.

Оборудование Мончегорского металлургического комбината доставили в Норильск по Северному Ледовитому океану. Заключенные возводили деревянные заводские корпуса, чтобы ускорить ввод в действие промышленных объектов. Ни днем, ни ночью не прекращалось строительство цехов и монтаж оборудования. Ночные работы проводились при свете костров, электрической энергии не хватало.

На 1.01.43 в Норильлаге НКВД содержалось 30757 заключенных, из них бесконвойных 3767 человек, из которых осужденных за контрреволюционные преступления – 193 человека, за грабеж и бандитизм – 54, за прочие – 3420 человек.

В июле 1943 года Норильскому комбинату и лагерю было присвоено звание лучшего предприятия НКВД.
В 1945 году в край стали поступать военнопленные японцы. Военнопленные лагеря № 33 (начальник управления Жукович) были заняты на строительстве оросительного канала в Абакане, военнопленные лагеря № 34 (начальник управления лагеря Сатюков) на работах в угольных шахтах и золотодобывающей промышленности. В составе лагеря № 33 в 1946 году были 1, 2, 7 лагерные отделения, численность содержащегося контингента составляла 3797 человек, численность лагерного отделения №2 составляла 500 человек.

Среди военнопленных японцев была распространенна дистрофия, воспаление легких, менингит. На 9.02.46 численность дистрофиков 1-го лагерного отделения лагеря №33 составляла 1029 человек – 1 степени, 288 человек – 2 степени, 54 человека – 3 степени, инвалидов 24 человека от общей численности 2500 человек.

В 1946 году большая часть военнопленных японцев была отправлена в Северную Корею. Из семи лагерных отделений управления лагеря № 33 и № 34 общим количеством 6500 человек на 1.01.47 осталось четыре лагерных отделения общим количеством содержащегося в них контингента 3800 человек. 3 апреля 1947 года лагерь № 33 был ликвидирован в связи с полным вывозом по репатриации контингента военнопленных. Помещения, занимаемые лагерем №33, были переданы вновь организуемому в составе УИТЛиК Абаканскому отдельному лагерному пункту, на строительстве Черногорского завода жидкого топлива № 18 Министерства химической промышленности.

Лагерь № 34 для военнопленных японцев просуществовал до 1948 года. Лимитная численность 18 марта 1948 года составляла 5450 человек. 15 сентября 1948 года была начата работа ликвидационной комиссии в связи с полным окончанием репатриации и отправки военнопленных. В состав комиссии вошли председатель Мусаев, Долин, Щекин, Волкомирский, Веселов. 16 ноября 1948 года управление лагеря № 34 было ликвидировано.

В годы войны исправительно-трудовые учреждения в основном пополнялись лицами, осуждаемыми за прогулы, бытовые и незначительные должностные преступления, это существенным образом повлияло на уголовно-правовую характеристику заключенных края.

По мере освобождения временно оккупированной территории в край стали поступать лица, служившие в специальных воинских формированиях (власовцы). Эта категория граждан, осужденных на каторжные работы, содержалась в Норильском ИТЛ и использовалась на тяжелых подземных работах, на добыче золота и олова.

Для комплектования военизированной охраны вновь организуемых лагерей в западных районах, освобождаемых от немецких оккупантов, из имеющегося в наличии рядового младшего начсостава военизированной охраны УИТЛиК отправляли сотрудников, несмотря на недостаток их на местах. Люди работали на постовой службе до 20 часов.

Амнистия впервые проводилась по директиве НКВД и Прокуратуры СССР от 21 января 1945 года. По Указу Президиума Верховного Совета СССР от 7.07.45 об амнистии, количество контингента, подлежащего отправке в августе-сентябре, составило 2500 человек, отправители – УИТЛК Красноярский, Норильлаг, Сиблаг, Краслаг, Аффинажный завод.

IV. Енисейстрой

Послевоенный период развития пенитенциарных учреждений края характеризуется широкомасштабной работой по проведению амнистирования, значительных масс заключенных в 1953 и последовавшая в 1955 г. ликвидация исправительно-трудовых лагерей – Хакасского, Енисейского, Норильского, ИТЛ строительства 501 и 503.

Наиболее полную картину развития уголовно-исполнительной системы в крае представляет целый главк «Енисейстрой», созданный 16 апреля 1949 года в Красноярске приказом МВД СССР в целях всемерного освоения полезных ископаемых края и развития промышленности цветных и редких металлов.

В дореволюционный период территория Красноярского края была исследована в малой степени. За время с 1919 по 1944 гг. геологические исследования на территории края велись геологами Томского, затем Новосибирского и Иркутского геологических управлений. Организованное в 1944 году Красноярское геологическое управление геологии в 1947 году было передано Главчерметгеологии и стало производить только разведку черных металлов. Геологические съемки и поиски других полезных ископаемых были переданы другим управлениям Министерства геологии. Создание многоотраслевых учреждений Министерства геологии отрицательно сказалось на изучении богатств края. Полевые партий, ведущие работы в Красноярском крае, а резиденцию имеющие в пределах другого края или области, испытывали трудности при организации финансирования, проектирования работ. Геологические отделы фондов концентрировались в пределах того края или области, где они находились. Для того, чтобы планировать и затем проектировать геологические работы в Красноярском крае, например по цветным металлам, надо было знать и общие геологические условия края, и, в особенности, все данные о месторождениях цветных металлов. Все эти данные находились в отделе фондов Красноярского управления, а работу проводили, по поручению Министерства геологии, Томский трест металлгеологии. Геологи Томска вынуждены были на 1,5-2 месяца выезжать в Красноярск для ознакомления с этими материалами, копировать карты и чертежи, перепечатывать рукописи.

В июне аппарат Главного Управления Енисейстроя и ИТЛ составлял 81 человек. Возглавлял Главк с первого и до момента его существования в составе МВД генерал-майор Панюков А.А. Первым его заместителем был Егоров Сергей Егорович, главным геологом инженер-полковник Левченко Серафим Васильевич, начальником политического отдела полковник Горбачев Максим Ефимович, заместителем начальника по исправительно-трудовым лагерям полковник Драбкин Евель Иделевич, главным инженером капитан Логинов Алексей Борисович, заместителем начальника по кадрам Бузько Михаил Платонович, начальником 1-го отдела подполковник Племянников Виктор Валентинович.

Одновременно с организацией Главного управления, осуществлялся прием предприятий и геологических организаций, передаваемых Министерством Геологии и Металлургической промышленности. В состав Енисейстроя были приняты геологические организации и три действующих предприятия, так называемые комбинаты: Таракский – вырабатывающий металл Б-9 в концентрате, Раздолинский – вырабатывающий металлическую сурьму и Туимское рудоуправление, вырабатывающее вольфрамовый концентрат, а также пункт продснаба и Минусинский краеведческий музей. Все эти хозяйства по балансу на 1.04.49 г имели основных средств на 80 млн. рублей, оборотных средств на 48 млн. рублей. В указанных хозяйствах численность людей составляла 8000 человек, в том числе 140 инженеров и 160 техников. План работы 1949 года устанавливал объем капитальных вложений и геологоразведки – 101,5 млн. рублей.

Принятые от Министерства Геологии и Министерства металлургической промышленности кадры проходили строгий отбор для продолжения работы в «Енисейстрое». Лица, в прошлом служившие в колчаковской армии, судимые за контрреволюционные преступления, из «Енисейстроя» были тут же уволены. Общее число уволенных по вышеуказанной причине в 1950 году составило 144 человека, в порядке очищения планировалось уволить еще 200 человек. Чтобы восполнить нехватку специалистов, в «Енисейстрой» было направлено 206 молодых специалистов с высшим и средним образованием. Значительную помощь оказала организованная «Енисейстроем» школа рудознатцев, в которой обучалось более 500 человек.

Площадь Красноярского края, в пределах деятельности Енисейстроя, только на 20% была покрыта геологическими съемками, в основном мелкого масштаба, при этом имелись совершенно неизученные районы. Основные усилия Енисейстроя были направлены на решение следующих задач: создание сырьевой базы для организации свинца, создание минерально-сырьевой базы для организации добычи меди, молибдена и вольфрама в Хакасии, железа, алюминия и магния в Приангарье, форсирование разведывательных работ на Ужурских нефелиновых месторождениях, а также поисковые работы и создание сырьевой базы для добычи полиметаллических руд и марганца. Поисками были охвачены перспективные районы бассейнов рек Тесь, Ербы, Коксы, частично Согды, Тубы, Манны и Крол.

Приоритетное направление в развитии промышленности цветных и редких металлов в Красноярском крае было отдано наиболее перспективным районам развития промышленности:

•    Сорскому молибденовому месторождению. На этом месторождении намечалось со второй половины 1949 года начать строительство рудника открытых работ и обогатительной фабрики.

•    В Хакасской области медному месторождению. С 1950 года намечалось строительство рудников и обогатительной фабрики.

•    Раздолинскому сурьмянному предприятию. Мощность действующего предприятия в 1950 году намечалось довести до 1000 тонн металлической сурьмы.

•    Туимскому вольфрамовому руднику. Мощность действующего вольфрамового рудника намечалось в 1950 году увеличить в три раза и довести до 150 тонн.

•    Татарскому бокситовому месторождению. В 1950 году намечалось закончить разведку этого месторождения, построить большой алюминиевый завод.

•    Нефелиновым рудным месторождениям, для производства алюминия и высококачественного цемента.
Для осуществления поставленных задач в составе Енисейстроя создавались горнопромышленные управления и ИТЛ: Северо-Ангарское, Таежное, Юго-Западное, Красноярское строительство, Восточно-свинцовое, Туимское. Управления Енисейстроя и ИТЛ несли полную ответственность за состояние лагерей, входящих в его состав, включая вопросы охраны, режима заключенных, а также выполнения ими в установленные сроки производственных заданий. В 1949 году были построены три первых исправительно-трудовых лагеря для размещения 11000 заключенных, среди них был и лагерь в Красноярске на 2500 мест. В 1950 году дополнительно планировалось завезти 8500 заключенных. Заключенные строили лагеря, жилые дома, обогатительные фабрики, железнодорожные и шоссейной дороги, склады. Силами заключенных Ачинского лагерного отделения осуществлялось строительство кирпичного завода в Ачинске. По окончании строительства 25 апреля 1953 года завода был переведен вольнонаемный состав, контингент заключенных вывезли в Сорское лагерное отделение, за исключением осужденных по статье 58, данная категория была этапирована в Туимское лагерное отделение. Незадолго до этого, 11 апреля 1953 года, Туимское лагерное отделение стало лагерным подразделением усиленного режима для содержания заключенных, осужденных за контрреволюционные преступления.

Наряду с лагерным контингентом, на геологоразведочных, горных, строительных и погрузочно-разгрузочных работах и лесоразработках, в горнопромышленных управлениях работали спецпоселенцы и выселенцы. На 1 января 1950 года выселенцев-спецпоселенцев в Енисейстрое имелось порядка 3000 человек. В 1950 году планировалось дополнить эту категорию на 3800 человек. Спецкомендатуры по учету спецпоселенцев и выселенцев размещались в Красноярске, в поселке Раздолинск Удерейского района, в поселке Согра Усть-Абаканского района, Минусинске. Для руководства их деятельностью в составе Енисейстроя был организован первый отдел, возглавляемый подполковником Племянниковым Виктором Валентиновичем.

По состоянию на 1 июля 1952 года в ИТЛ Енисейстроя МВД СССР содержалось 18527 заключенных (15533 мужчин, 2994 женщин, в том числе 1 несовершеннолетний). Для сравнения приведем данные по другим поднадзорным лаготделениям прокуратуры ИТЛ Енисестроя МВД СССР, в УИТЛиК УМВД по Красноярскому краю содержалось 17460 человек (13500 мужчин, 3960 женщин, в том числе несовершеннолетних 46), в Енисейлаге МВД СССР 1668 человек (1666 мужчин, 2 женщины), в Управлении Красноярского порта Норильлага содержалось 3726 человек (3089 мужчин, 637 женщин). Таким образом, во всех поднадзорных лаготделениях прокуратуры ИТЛ Енисейстроя МВД СССР содержалось 41381 заключенных (мужчин 33788, женщин 7593, в том числе несовершеннолетних – 47).

Все лагеря Енисейстроя были организованы заново, в совершенно неподготовленных к строительству местах. Первых заключенных размещали во временных палатках и землянках. Они начинали обустраивать лагерь, строили бараки для жилья и другие хозяйственные постройки. В лагерях Енисейстроя содержались не только мужчины, но и женщины. Данная категория размещалась в основном в Таежном лагерном отделении и использовалась на расщеплении слюды. Условия труда были очень тяжелыми, так как работать приходилось в неотапливаемых старых, полуразвалившихся бараках, приспособленных под рабочие цеха. Дневной свет туда почти не проникал, электричества не было. Заключенные в течение 6 часов сидели, плотно прижавшись друг к другу. По состоянию на 25 ноября 1951 года в Таежном лагерном отделении содержались 2861 человек, все заключенные женщины. Большая часть заключенных работала на расщеплении слюды, остальная часть на строительстве барака, на строительстве клуба, на обслуге дома младенца. При посещении лагеря поступило много жалоб на плохое зрение, однообразное питание, состоящего из жидкого супа.

На тяжелых земляных работах, связанных с разработкой каменных карьеров в шахтах Восточно-свинцового управления и Юго-Западного управления использовалось лагерное население мужского пола. При траншейной проходке скальные грунты разбирались вручную, не хватало рабочего инструмента, тот, что выдавали, был не пригоден к использованию. Спецодежды не хватало, заключенные, выходящие из забоя, передавали мокрую одежду пришедшим во вторую смену. В шахтах отсутствовали оборудованные сушилки. По прибытию в барак заключенные жаловались на сырость. Силами заключенных строились ТЭЦ, обогатительная фабрика, дамба, разрабатывались каменные карьеры. Все заключенные были обеспечены постельными принадлежностями формально, спали на голых досках нар, так как матрацные и подушенные наволочки набиты не были; те, что когда-то были набиты стружкой, превратились в труху. Прачечная отсутствовала, постельное белье было грязное, среди заключенных распространилась завшивленность. По состоянию на 25 сентября 1951 года в ОЛП-1 предприятия п/я № 4 содержалось 872 заключенных мужчин. Жилая площадь на 1 заключенного составляла не более 1,8 кв.м. вместо 2 кв.м. Не хватало тумбочек, столов, вешалок, умывальников, необеспеченность спецодеждой привела к тому, что с наступлением заморозков число простудных заболеваний среди заключенных увеличилось. Заключенные использовались на подземных шахтах. Шахтные воды, попадающие в рабочие забои через кровлю, затрудняли работу. Непромокаемой спецодежды и обуви у заключенных не было, работали в рваных резиновых сапогах, часть заключенных работала в ботинках, имеющаяся спецодежда – брезентовые куртки и брюки – на 60% были изношены, пользы заключенному эта одежда не приносила. В шахте № 5 сушилка вовсе отсутствовала, заключенные, приходя с работы, оставляли брезентовую спецодежду мокрой, уходя на смену, вынуждены были надевать ее тоже мокрую.

16 октября 1951 года все лагеря, за исключением Восточно-Свинцового, вошли в состав вновь организованного ИТЛ «ДС» Енисейстроя, получив статус лагерных отделений, за исключением Юго-Западного ИТЛ, реорганизация которого произошла 8 декабря 1952 года в Сорское ЛО. В состав «ДС» Енисейстроя вошли и вновь созданные 18 апреля 1951 года Красноярское Управление специального строительства ИТЛ, в 1952 году ИТЛ и Строительство Актовракского комбината, ИТЛ и строительство железной дороги Красноярск-Енисейск и Уленьское горнопромышленное Управление и ИТЛ.

Обеспеченность жилой площадью в лагерных подразделениях Енисейстроя по состоянию на 1 июля 1952 года

Наименование ИТЛ и лаготделений     Размер жилой площади на одного заключенного в м3

Юго-Западный ИТЛ     2,1

Красноярское лагерное отделение     2,4

Туимское     2,1

Юлинское     2,5

Ачинское     1,9

Актовракское     2,1

Уленьское     1,8

Темирское     2,0

ОТБ-1     2,2

п/я № 55     1,9

п/я № 138     1,6

Черногорское     2,2

Перечень Управлений ИТЛ, находящихся под надзором прокуратуры ИТЛ и Енисейстроя в 1952 году

1. Управление ИТЛ Енисейстроя МВД СССР

2. Управление ИТЛиК УМВД по Красноярскому краю

3. Управление Енисейлага МВД СССР

4. Управление Красноярского порта Норильлага

5. Лагерные отделения ИТЛ Енисейстроя МВД СССР

6. Таежное ЛО и ГПУ Енисейстроя

7. Туимское ГПУ

8. Управление п/я 138

9. ОТБ-1

10. Ачинское ЛО

11. Черногорское ЛО

12. Уленьское ЛО

13. Юлинское ЛО

14. Темирское ЛО

15. Актовракское ЛО (Тувинская авт. обл.)

16. Юго-Западный ИТЛ Енисейстроя (пос. Согра, Усть-Абаканского района)

Всего: 16 лаготделений

1. УИТЛиК УМВД Красноярского края

2. Абанская ИТК

3. Артемовский ОЛП

4. Балахчинский ОЛП

5. Ладейский ОЛП

6. Мехзаводской ОЛП

7. Цемзаводской ОЛП

8. Саралинский ОЛП

9. Качинский ОЛП

10. Транзитный ОЛП

11. Черногорское лаготдление

12. Назаровское лаготделение

13. Хакасское лаготделение

14. Ингашское лаготделение

Всего: 14 лаготделений

Енисейлаг МВД СССР

1. Северо-Енисейский ОЛП

2. ОЛП Соврудник

3. Ерундинский ОЛП

4. Южно-Енисейский ОЛП

Всего: 4 лаготделения

Красноярский порт Норильского ИТЛ

1. 8 лаготделение

2. 25 лаготделение

3. Шушенское лаготление

4. Маклаковское лаготделение

5. Подтесовский ОЛП

Всего: 5 лаготделений

По состоянию на 1 июля 1952 года во всех поднадзорных лаготделениях прокуратуры ИТЛ Енисейстроя МВД СССР содержалось 41381 заключенных, в том числе мужчин 33788, женщин 7593, в том числе несовершеннолетних 47. В ИТЛ Енисейстроя МВД СССР содержалось 18527 человек (15533 мужчин, 2994 женщин, в том числе 1 несовершеннолетний), в УИТЛиК УМВД по Красноярскому краю 17460 человек (13500 мужчин, 3960 женщин, в том числе несовершеннолетних 46), в Енисейлаге МВД СССР 1668 человек (1666 мужчин, 2 женщины), в Управлении Красноярского порта Норильлага содержалось 3726 человек (3089 мужчин, 637 женщин).

Контингент заключенных использовался на подземных, горных работах, на лесозаготовках, не сельскохозяйственных работах.

18 марта 1953 года Енисейстрой был передан в ведение Министерства металлургической промышленности СССР, а его лагеря перешли в подчинение ГУЛАГа МЮ СССР, ИТЛ «ДС» вновь был переименован 14 марта 1953 года в Таежный ИТЛ (Таежлаг), лагерные подразделения которого продолжали обслуживать Енисейстрой до его закрытия 10 июля 1953 года. Стоит упомянуть, что наряду с переименованием лагеря, были переименованы и его лагерные подразделения: Таежное лаготделение переименовано в Канское лаготделение, лаготделение Норильпорта - в Речное лаготделение, лаготделение при совхозе Таежный - в Атамановское лаготделение, лаготделение при управлении п/я 138 - в Злобинское лаготделение. Сорское, Актовракское, Красноярское, Черногорское и Туимское лаготделения именовались прежним порядком.

11 августа 1953 года подразделения Таежного ИТЛ были переданы в состав УИТЛК УМЮ Красноярского края, просуществовав в основном до 1955 года, когда основная их часть была ликвидирована и лишь Речное лагерное отделение, переименованное в ИТК-9 было ликвидировано 27 апреля 1971 года. При ликвидации ИТК-9 часть заключенных была переброшена для дальнейшего отбывания наказания в Управление лесных ИТУ ст. Решоты, исключение составили инвалиды 1,2,3 группы.

Заключенные на территории края использовались там, где были основные строительные объекты, и лишь только отпадала надобность в рабочей силе, лагеря теряли свою значимость. Главки становились лагерями, лагеря лагерными подразделениями, лагерные подразделения преобразовывались в лагерные пункты или же вливались в другие лагерные отделения, перекочевывая туда, где нужна была дешевая рабочая сила.

V. Пенитенциарная система Красноярского края от 60-х годов XXвека до настоящего времени

Принятое 25 октября 1956 года правительственное постановление положило начало коренной перестройке деятельности исправительно-трудовых учреждений, основная ставка которых делалась на приобщение осужденных к общественно-полезному труду, создание в ИТУ условий, исключающих возможность совершения осужденными новых преступлений. Определялись новые подходы - создание собственных предприятий в колониях.

Возглавили работу по открытию новых колоний и участков Корчак Борис Гаврилович, Кулаков Анатолий Валентинович, Ветровский Николай Варфоломеевич, Урбан Николай Степанович.

С 1959 в Красноярском крае открыты новые исправительно-трудовые колонии ИТК-3, ИТК-7, ИТК-16, ИТК-22, ИТК- 26, ИТК-27.

С участием осужденных к лишению свободы условно были успешно строились Красноярская ГЭС, завод медицинских препаратов, Бумкомбинат, Ачинский глиноземный завод, Сибэлектросталь, Сибтяжмаш, шелковый комбинат, шинный и цементный заводы, развивалось собственное деревообрабатывающее, металлообрабатывающее, швейное производство в колониях.

Напряженным был 1980 год, когда была поставлена задача преобразования ряда существующих ЛТП в исправительно-трудовые колонии, в силу принятого государственного решения об отсутствии необходимости принудительного лечения от алкоголизма.

В 1996 году в связи с принятием России в Совет Европы государство приняло на себя определенные обязательства, в числе которых были и задачи реформирования уголовно-исполнительной системы.
С 1 сентября 1998 года УИС Красноярского края несет службу в составе Министерства юстиции.
Хронология переименований

В 1919-1920 гг. учреждения пенитенциарной системы на территории края подчинялись Подотделу Принудительных Работ при Отделе Управления Сибревкома. В 20-е гг. они переходят в ведение Губернского подотдела общественных работ и повинностей при Отделе Управления Енисейского губернского исполкома. 30-е гг. Отдел переименовали в Отдел мест заключения Управления НКВД по Красноярскому краю (ОМЗ). Дальнейшая хронология переименований:

•    1939г. – Отдел исправительно-трудовых колоний УНКВД по Красноярскому краю (ОИТК).

•    40-е гг. – Управление исправительно-трудового лагеря и колоний УНКВД по Красноярскому краю (УИТЛиК).

•    2-я половина 50-х гг. – Управление исправительно-трудовых колоний УВД Красноярского крайисполкома (УИТК).

•    1962г. – Управление мест заключения Управления охраны общественного порядка Красноярского крайисполкома (УМЗ УООП).
•    1969г. – Управление исправительно-трудовых учреждений УВД Красноярского крайисполкома (УИТУ).

•    1988г. – Управление по исправительным делам УВД Красноярского крайисполкома (УИД).

•    1991г. – Служба по исправительным делам и социальной реабилитации УВД Красноярского края (СИДиСР).

•    1994г. – Управление исполнения наказаний УВД Красноярского края (УИН).

•    Август 1998г. – Управление исполнения наказаний Министерства юстиции РФ по Красноярскому краю (УИН).

•    Январь 1999г. – Главное управление исполнения наказаний Министерства юстиции РФ по Красноярскому краю (ГУИН).

•    2005г. – Главное управление федеральной службы исполнения наказаний России по Красноярскому краю (ГУФСИН).

Материалы подготовлены

начальником музея ГУФСИН России по Красноярскому краю

майором внутренней службы А.Е. Рублевой

Далее


Дата последнего обновления: 17.06.2014 17:28

Интернет-дневники

Музей «Тюремный замок»

архив новостей

« Август »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
2017 2016 2015  
Что делать, если в отношении осужденного предпринимаются мошеннические действия?
ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНАЯ Напишите нам электронное письмо

Телефон доверия

важная информация