Очерк истории исполнения наказаний, не связанных с лишением свободы

Исполнение уголовных наказаний, не связанных с изоляцией от общества, всегда было неотъемлемой частью уголовно-правовой политики Русского государства. Но первоисточниками уголовно-исполнительного права на Руси были так называемые «Правды», «Судебники», а также «Соборное уложение» царя Алексея Михайловича 1649 года.

Этапными документами этой политики были «Сводное уложение» и «Воинский устав» эпохи Петра Великого.

Переломной реформой первой половины XIXвека в уголовном, уголовно-исполнительном законодательстве и судопроизводстве стали кодификация законов Российской империи и составление Полного собрания законов и Свода законов, главным творцом которого стал бывший сподвижник императора Александра и сибирский губернатор М.М. Сперанский.

Источниками действующего материального уголовного права в императорской России были уложение наказаниях уголовных и исправительных (издание 1845 г.); устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями; устав о ссыльных; устав о содержании под стражей; воинский и военно-морской уставы о наказаниях и устав сельско-судебный.

По тяжести наказания подразделялись на уголовные, влекущие за собой лишение всех прав состояния, и исправительные. В структуру уголовных наказаний входили смертная казнь, ссылка в каторжные работы, ссылка на поселение в Сибирь и ссылка на поселение в Закавказье. Причем последнее наказание применялось как исключительное, лишь в особых случаях.

Исправительные наказания уложение разделило на две категории: освобожденные и не освобожденные от телесных наказаний. В структуру исправительных наказаний входили ссылка на житье, исправительные арестантские отделения, крепость, тюрьма, арест, выговоры, замечания, внушения и денежные взыскания.

Параллельно с лестницей общих наказаний стояли наказания особенные (исключение из службы, отрешение от должности и др.), назначаемые за преступные деяния по службе. Кроме главных наказаний были установлены и дополнительные: конфискация имущества, церковное покаяние, отдача под особый надзор полиции и др.

Кроме того, действовали виды поражения прав: а) лишение всех прав состояния, которое разрушало сословные, семейные и имущественные права; б) лишение особенных прав и преимуществ, лично и по состоянию осужденного присвоенных - поражало права сословные и служебно-политические; в) лишение некоторых особенных прав и преимуществ - влекло за собой лишение права вступать в государственную службу, быть избирателем и избираемым на почетные и соединенные с властью должности.

Таким образом, в качестве наказаний, не связанных с изоляцией от общества, применялись по всем положениям ссылка, выговор, замечание, внушение, денежное взыскание, лишение прав.

В 1822 году был издан Устав о ссыльных, главным содержанием которого стали правила о порядке отправления и следования ссыльных, управления ими и надзора за ними. В структуру правил входили и постановления «О наказаниях за преступления и проступки ссыльных», а в качестве основных видов наказаний для ссыльных применялись плети, розги, приковывание к тележке, увеличение срока работ, перевод из разряда исправляющихся в разряд испытуемых, перевод с поселения на каторжные работы.

Кроме суда, наказания ссыльным могли быть определяемы в широких пределах местной административной властью, «по собственному удостоверению в учиненной вине, или же по формальному полицейскому исследованию» (Энциклопедия «Брокгауз и Ефрон». Комп. версия).

 

В XIXвеке исполнение наказаний на территории Енисейской губернии обеспечивали Красноярская тюрьма, Каменский винокуренный и Троицкий солеварный заводы (каторга); а также полиция – в отношении осужденных к наказаниям, не связанным с изоляцией от общества, в основном, ссыльных поселенцев. По большому губернскому тракту находилось 8 этапов и от Красноярска до Енисейска 2 полуэтапа (А.П. Степанов, «Енисейская губерния» Красноярск, Горница, 1997 г., стр. 63-64).

В период с 1823 по 1832 год по учетам полиции прошло 25597 человек, осужденных к ссылке на поселение в Сибирь. Пятую часть этого числа составляли ссыльные женщины.

Описывая народонаселение губернии, первый красноярский губернатор Александр Степанов писал: «Свидетель положения наших ссыльных, я не могу не сказать, что ежели взять в соображение всю местность обстоятельств, существующие в них противоположности, счастливую необходимость оставаться вещами в настоящем положении, - то нет просвещеннейшего государства на лице земли, которое бы с такой попечительностью заботилось об участи наказанных преступников, имелось столько сострадания и могло в постановлениях на сей счет соединить столь благоразумно справедливую строгость с милосердием» (А.П. Степанов, стр. 64).

«Уголовные суды Европейской России в определениях своих назначают единственно меру наказания – каторгу или просто ссылку, но, когда партия преступников достигает Тобольска, их принимает утвержденный там приказ о ссыльных и распределяет по другим губерниям и разрядам. Разряды эти состоят, исключая каторжных, из временных заводских работников, из ремесленных работников, из цеха слуг, из годных на поселение и, наконец, из дряхлых. Приказ о ссыльных отбирает от них все деньги, им принадлежащие, и отсылает с почтою в те места, куда ссыльные поступают, а места, в ведение которых они поступают, отсылают деньги в казенную палату. Сумма эта должна быть в обороте до тех пор, пока ссыльные водворятся, и тогда выдается им с приобретениями» (А.П. Степанов, стр. 121).

 

Революция в России в 1917 году внесла коррективы в уголовно-исполнительную политику государства. Предполагалось, прежде всего, обеспечивать исправление осужденных через общественно-полезный труд.

С этой целью инструкцией Народного комиссариата юстиции1 от 19 декабря 1917 года «О революционном трибунале, его составе, делах, подлежащих его ведению, налагаемых им наказаниях и о порядке ведения его заседаний» были установлены в качестве вида наказания как аналог исправительных работ обязательные работы. В системе Народного комиссариата внутренних дел2 возникли инспекции исправительных работ. Фактически 19 декабря 1917 года является датой рождения службы по исполнению наказаний, не связанных с изоляцией от общества.

Со времени своего возникновения эта служба 75 лет находилась в составе органов внутренних дел и 10 лет – в ведении органов юстиции.

В Руководящих началах по уголовному праву РСФСР 1919 года, утвержденных постановлением НКЮ, в п. «м» ст. 25 предусматривались принудительные работы без помещения в места лишения свободы. В этом документе также конкретно не указывалось ведомство, на которое возлагалось исполнение этого наказания. Однако следует обратить внимание на то, что и Инструкция, и Руководящие начала были приняты именно наркоматом юстиции. Возложение обязанности по исполнению как лишения свободы, так и принудительных общественных работ на Народный комиссариат юстиции было четко указано во Временной инструкции о лишении свободы как мере наказания, и о порядке отбывания такового, введенной Постановлением НКЮ от 23 июля 1918 года.

Наряду с исправительно-трудовыми работами в 1918 году появилось условное осуждение.

Одним из первых документов, содержащих упоминание о наказании без изоляции от общества, явилось Постановление Всероссийского центрального исполнительного комитета № 595 от 19.12.1919 г. и Приказ Всероссийской чрезвычайной комиссии (ВЧК) № 63 от 11.05.1920 г., которые предполагали возложение функций исполнения наказаний в виде «принудительных работ без содержания под стражей» и «лишения права занимать определенные должности» на Управление лагерями НКВД, в структуре которого был создан отдел принудительных работ (с 1921 года – Главное управление принудительных работ).

Декретом Совета народных комиссаров3 от 21.03.1921 г. и последовавшим за ним приказом ВЧК № 92 от 01.04.1921 г. определены максимальный срок принудительных работ без лишения свободы, равный 5 годам, а также условно-досрочное освобождение по отбытии не менее половины срока наказания.

В судебной практике 1920-х годов этот вид наказания – принудительные работы – применялся очень широко. Так, в 1920 г. к принудительным работам было приговорено 23 % осужденных, в 1921 г. – 28 %, в 1922 г. – 38 %.

В соответствии с Уголовным кодексом4 РСФСР 1922 года надзор и руководство по исполнению приговоров к принудительным работам возлагалось на Центральный исправительно-трудовой отдел НКЮ и его органы на местах. Но уже 11 ноября 1922 года в статью 51 УК были внесены изменения: руководство по исполнению приговоров к принудительным работам возлагалось на Главное управление мест заключения, находящееся в ведении НКВД. Исправительно-трудовой кодекс5 РСФСР 1924 года регулировал исполнение принудительных работ без содержания под стражей, а Основные начала уголовного законодательства СССР и союзных республик 1924 года, а также УК РСФСР редакции 1926 года включали принудительные работы в систему мер социальной защиты. Исполнение принудительных работ находилось в ведении НКВД. При этом была существенно расширена сфера применения исправительно-трудовых работ, которые содержались в санкциях 78 статей Уголовного Кодекса (43 %).

В редакциях УК 1922 и 1926 годов условное осуждение рассматривалось в качестве самостоятельного вида наказания, а испытательный срок мог составлять до 10 лет (в отношении несовершеннолетних – до 5 лет).

Постановлением Центрального исполнительного комитета6 и СНК СССР от 15 декабря 1930 года «О ликвидации НКВД союзных и автономных республик» исполнение принудительных работ без содержания под стражей передавалось в ведение НКЮ союзных республик.

ИТК РСФСР 1933 года регламентировал порядок исполнения исправительно-трудовых работ без лишения свободы, а непосредственная деятельность по исполнению этого вида наказания осуществлялась под эгидой НКЮ.

Постановлением ЦИК от 10 июля 1934 года был вновь образован НКВД СССР. В соответствии с постановлением ЦИК и СНК СССР от 27 октября 1934 года «О передаче исправительно-трудовых учреждений НКЮ союзных республик в ведение НКВД» бюро принудительных работ передавались в распоряжение НКВД.

Вместе с тем, с 1935 года применение исправительно-трудовых работ стало резко сокращаться. В условиях военного времени применение ИТР значительно сократилось в связи с усилением ответственности за ряд преступлений.

 

В 1930-х годах на территории республик, краев и областей РСФСР создавались бюро исправительных работ7, оргштатные и кадровые перестановки которых утверждались соответствующими приказами Управлений НКВД, в том числе и в Красноярском крае. При этом структурно бюро исправительных работ были включены в Главное управление лагерей (ГУЛАГ), о чем свидетельствуют архивные приказы 1937-1938 годов. Так, приказом Управления НКВД по Красноярскому краю от 27 марта 1938 года на основании соответствующего приказа НКВД были переданы в расположение Краслага Идринское, Богучанское и Партизанское БИР. Аналогичные приказы были изданы и в отношении других бюро.

Первым из найденных сотрудниками отдела архивных приказов, касающихся штатов БИР, является приказ Управления НКВД по Красноярскому краю от 28 апреля 1939 года № 0050. Приказом утвержден состав 30 бюро со штатной численностью 77 сотрудников, в том числе: Абанское (2), Артемовское (2), Аскизское (3), Ачинское (4), Балахтинское (3), Боготольское (3), Богучанское (3), Б.-Муртинское (3), Ермаковское (2), Енисейское (1), Игарское (1), Дзержинское (2), Ирбейское (2), Курагинское (1), Красноярское (11), Канское (4), Краснотуранское (3), Каратузское (1), Манское (2), Минусинское (3), С.-Енисейское (1), Таштыпское (2), Таймырское (1), Усть-Абаканское (4), Ужурское (3), Рыбинское (2), Саралинское (3), Удерейское (1), Туруханское (2), Назаровское (1). Отличительной особенностью было включение в целом ряде случаев в штаты БИР счетоводов и участковых инспекторов рабоче-крестьянской милиции. В штат красноярской инспекции входили также бухгалтер и делопроизводитель. За каждым бюро был закреплен текущий счет в отделении Государственного Банка СССР.

Несмотря на закрепление БИР за КрасЛАГом, они находились в непосредственном территориальном подчинении у руководителей районных отделений рабоче-крестьянской милиции. Начальники милиции были ответственны за положение дел по исправлению осужденных. За нарушения законности, недостатки в ведении делопроизводства сотрудники БИР привлекались к дисциплинарной ответственности вплоть до увольнения из органов. В качестве частой и действенной меры наказания практиковался арест сотрудников.

 

В 1940 году бюро исправительных работ были преобразованы в инспекции исправительно-трудовых работ8. Приказом Управления НКВД по Красноярскому краю от 31 марта 1940 года № 0025 были объявлены штаты ИТР и отделения исправительно-трудовых работ отдела исправительно-трудовых колоний Управления НКВД по Красноярскому краю. В состав отделения вошли начальник отделения, инспектор и помощник инспектора. В штаты 28 инспекций было включено 67 сотрудников. Фактически этим приказом было образовано руководящее звено – отделение ИТР УНКВД, а также Кировская и Бирилюсская районные инспекции. Учитывая, что Кировский район фактически являлся правобережьем г. Красноярска, дату 31 марта 1940 года с полным основанием можно считать датой рождения сразу четырех инспекций – № 4 (Ленинский район), № 5 (Кировский район), № 7 (Свердловский район) и № 11 (п. Березовка).

Интересно, что в штатах красноярской инспекции имелся и конюх.

Одной из основных задач, стоявших в то время перед инспекциями, было выполнение финансового плана и привлечение осужденных к исправительным работам. И, как показывала практика, подавляющее большинство сотрудников блестяще справлялось с поставленной задачей. Так, в приказе начальника Управления НКВД майора госбезопасности Семенова от 11.06.1940 г. № 157 «О выполнении финплана 1 квартала 1940 года инспекциями исправительных работ края» отмечалось, что использование и привлечение к труду в районах края в среднем составляет 97,6 %, финансовый план 1 квартала выполнен на 76,8 %, а план перечисления средств ГУЛАГу – на 80,8 %. Некоторая часть инспекций добилась 100 %-ного привлечения осужденных на работах и перевыполнения финансового плана в результате повседневного контроля за работой осужденных, их правильного учета, умелого использования на работах. «Не отбывающих наказание осужденных к исправительным работам, – отмечалось в приказе, – не должно быть, советский закон никому не позволяет его нарушать и уклоняться от его выполнения». За 100%-ную реализацию приговоров и выполнение финплана от 112 до 120 % были объявлены благодарности начальнику Ачинской инспекции Нестерьянову, Бирилюсской – Мишкину, Ермаковской – Прокопенко, Курагинской – Тумкину, Краснотуранской – Федорову, Минусинской – Петрову, Рыбинской – Богданову, Ужурской – Шушакову, Таймырской – Устьянцеву. За выполнение финплана на 128 % начальнику Усть-Абаканской инспекции Далидуда была выдана путевка на курортное лечение. Этим же приказом была объявлена благодарность и начальникам милиции.

В соответствии со структурными изменениями НКВД в 1941 году инспекции ИТР были переданы в состав Управления исправительно-трудовых лагерей и колоний9 УНКВД.

 

С началом Великой Отечественной войны повысились и требования к сотрудникам. В условиях, когда страна считала каждую копейку, становились особенно недопустимыми факты служебной халатности, растраты государственных денежных средств. Так, один из руководителей крупных инспекций в 1942 году допустил неисполнение плана по привлечению осужденных к исправительным работам, наличие дебиторской задолженности, несвоевременность привлечения к отбыванию наказания осужденных к исправительным работам, растрату государственных денежных средств в сумме 2300 рублей. За эти нарушения закона он был снят с работы и предан суду.

Причины ухудшения результатов работы в целом ряде инспекций в первые военные годы крылись не только в субъективных факторах. Как раз наоборот, именно в военные годы сотрудники инспекций, как и сотрудники других служб, работали максимально собранно и ответственно, напрягая все силы и опыт для решения поставленных задач. Но были и другие – объективные – причины. Война заставила ужесточить закон и требования к его исполнению, война отвлекла на фронт лучшие боеспособные кадры милиции и уголовно-исполнительной системы, и это тоже оказало негативное влияние на оперативную обстановку.

Осуждали даже за прогулы. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 апреля 1942 года «За не выработку обязательного минимума трудодней» была установлена санкция за прогулы – привлечение к исправительно-трудовым работам. На основании Указа НКВД СССР в города и районы края было направлено соответствующее директивное указание (№ АД-8/225 от 01.06.1942 г.). Достаточно сказать, что в Красноярском крае по состоянию на 01.12.1943 г. состояло на учете 13000 осужденных за прогулы. Как говорилось в приказе того времени, «Обстановка военного времени диктует необходимость коренного улучшения в работе инспекций исправтрудработ с тем, чтобы мера репрессий, вынесенная за прогул, способствовала укреплению трудовой дисциплины в предприятиях и учреждениях и ликвидации прогулов».

Сотрудники инспекций сделали все, чтобы кардинально улучшить обстановку. Преодолеть негативные факторы в работе по исполнению наказаний, не связанных с изоляцией от общества, было поручено начальнику 1-го отдела УИТЛК Васильеву. И он успешно справился с этой задачей.

Прежде всего, была изучена оперативная обстановка. Проверками 1943 года были выявлены факты неоднократного использования начальников инспекций на работе, не связанной с исполнением своих должностных обязанностей. Приказом Управления НКВД от 24 октября 1943 года № 046 начальникам милиции было категорически запрещено использование начальников инспекций на другой работе. Были максимально мобилизованы силы партийных и советских органов, и результат не заставил себя ждать.

Уже за 9 месяцев 1943 года результат привлечения осужденных к исправительно-трудовым работам составил 97,3 %, финансовый план был выполнен на 107,8 %. Больших успехов в деле исполнения приговоров достигли Артемовская, Ачинская, Боготольская, Кировская, Курагинская, Рыбинская, Таймырская, Ужурская, Черногорская, Ширинская инспекции. Были премированы начальники инспекций Калинин, Ларионов, Степанов, Автушко, Подопригора, Богданов, Иконников, Булаева, Вишняков, Бабиков, Сидоров, Бражин, а также старший инспектор 1-го отдела УИТЛК Галигузова.

Еще более улучшились показатели работы инспекций в 1944 году, когда привлечение осужденных к труду достигло 98,8 %. Были отмечены высокие показатели работы Абаканской, Артемовской, Аскизской, Ачинской, Бирилюсской, Богучанской, Енисейской, Ирбейской, Канской, Кировской, Минусинской, Рыбинской, Таймырской, Ужурской и Ширинской инспекций.

 

После окончания Великой Отечественной войны исправительно-трудовые работы стали широко использоваться в судебной практике – в 1955 году они составили 38,4 % от общего числа судебных решений.

Условное осуждение в 30-х – 50-х г.г. в СССР применялось достаточно редко – сталинскому режиму нужна была многомиллионная армия заключенных. Однако в 1958 – 1961 годах отношение власти к институту условного осуждения меняется. Так, если в 1958 г. условное осуждение было применено только к 6,3 % осужденных, то в 1960 г. – уже к 17,1 % от общего числа.

Кратковременное изменение подведомственности учреждений и органов, исполняющих наказания, было осуществлено в 1953 году постановлением Совета министров СССР от 28 марта 1953 года «О передаче из МВД СССР в Министерство юстиции СССР исправительно-трудовых лагерей и колоний». Исполнение исправительных работ было вновь передано в МВД СССР.

Основы уголовного законодательства СССР и союзных республик 1958 года, Уголовный кодекс РСФСР 1960 года включали в систему наказаний исправительные работы без лишения свободы. Принятые в 1959 – 1961 годах УК союзных республик смягчили карательное значение исправительных работ посредством снижения доли удержания из зарплаты осужденных с 25 до 20 %, и одновременно значительно расширили сферу их применения, включив в санкции многих статей УК наказание в виде исправительных работ. Если в 1922 г. исправительные работы предусматривались наряду с лишением свободы в 31 % статей УК, в УК 1926 года – в 43 %, то в УК 1960 года – в 56 %.

Исполнение исправительных работ в этот период осуществлялось инспекциями исправительных работ, входившими в систему МВД.

В 1963 году в Красноярском крае было проведено укрупнение районов, вследствие чего в штаты инспекций были внесены коррективы. Штатная численность 25-ти инспекций составила 40 человек, в том числе 19 начальников, 7 старших инспекторов, 13 инспекторов и 1 бухгалтер. В том числе, были оформлены Абаканская (2 сотрудника), Абанская (1), Аскизская (1), Ачинская (2), Балахтинская (1), Больше-Муртинская (1), Боготольская (1), Богучанская (1), Енисейская (2), Емельяновская (2), Игарская (1), Иланская (1), Канская (2), Курагинская (2), Минусинская (2), Мотыгинская (1), Назаровская (1), Норильская (2), Рыбинская (1), Ужурская (1), Усть-Абаканская (1), Уярская (2), Ширинская (1), Эвенкийская (1) инспекции.

Один из сотрудников Богучанской инспекции того времени, Вениамин Николаевич Смолин, вспоминал: «Я работал вторым секретарем райкома комсомола и получил рекомендацию поработать в органах милиции. Принял дела у Альбины Рыбак. На учете было 123 дела, из них 19 – в розыске. Самая главная и основная задача была – трудоустройство осужденных, на 15 или 20 % вычеты из зарплаты в пользу государства. Инспекция обслуживала 2 района: Богучанский и Кежемский. Разброс по предприятиям был по одному, два, пять человек. Приходилось постоянно встречаться с руководителями предприятий, чтобы человек был обязательно трудоустроен. При поступлении приговора из суда с гражданином обязательно проводилась предварительная беседа, чтобы он понял, что ему необходимо делать по месту работы. В шестидесятые годы особой проблемы с работой не было. Люди работали в леспромхозах, химлесхозах, колхозах, так что все зависело от самих осужденных. За время работы в инспекции удалось почти полностью ликвидировать розыск. Учитывая положительную работу инспекции, по заданию руководства РО милиции выезжал для обмена опытом работы в Мотыгинский и Енисейский районы, города Боготол и Уяр. Хотелось бы вспомнить за оказанную помощь при работе в коллективе Богучанского РОВД, Рукосуева Н.А., Мисюру С.И., Брюханова М.Д., Куланова А.Г.».

В 1977 году в связи с созданием в структуре МВД СССР 5-го Главного управления, инспекции исправительных работ были введены в его состав, а на местах – в 5-е отделы (отделения) МВД союзных республик, УВД крайоблисполкомов. Бывшие работники инспекций в качестве служащих были назначены на должности инспекторов и старших инспекторов инспекций исправительных работ и трудоустройства, тем самым переведены в разряд лиц начальствующего состава с утверждением типовых штатов ИИРиТ.

Возникнув как служба органов внутренних дел, ответственная за исполнение уголовного наказания в виде исправительных работ, инспекции исправительных работ приобрели в это время и много других, весьма объемных функций. Так, с 1978 года на них была возложена работа по оказанию содействия в трудовом и бытовом устройстве лицам, освободившимся из мест лишения свободы и снятым с учета спецкомендатур, а также организация направления условно осужденных к месту обязательного привлечения к труду, ссылки и колонии-поселения. В 1983 году к этому была добавлена обязанность осуществления контроля за поведением осужденных условно с испытательным сроком и лиц, в отношении которых применена отсрочка исполнения приговора, а также исполнение уголовного наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Характерным документом той эпохи было решение исполнительного комитета Красноярского народного Совета народных депутатов № 23 от 25 апреля 1979 года. В решении предписывалось исполкомам Абанского, Бирилюсского, Богучанского, Дзержинского, Ирбейского, Мотыгинского, Саянского, Северо-Енисейского, Тасеевского районных советов народных депутатов провести проверку бытового и трудового устройства лиц, отбывающих ссылку, состояния воспитательной работы с ними, а также необходимость обсудить результаты на заседаниях с утверждением разнарядки и порядка устройства вновь прибывающих ссыльных по предприятиям, колхозам и совхозам.

Учитывая ограниченность возможностей Красноярского края в приеме ссыльных поселенцев, их количество постепенно сокращалось. Так, если в 1985 году по учетам прошло 1387 ссыльных, то в 1990 году – только 580.

Важным качеством работы по исправлению осужденных продолжало оставаться их привлечение к исправительному труду. Так, приказом УВД Красноярского края от 06.08.1979 г. № 587 за достигнутые положительные результаты по вовлечению осужденных к исправительным работам в общественно-полезный труд, выполнение и перевыполнение финансовых показателей были премированы начальник ИИРиТ Норильского ГОВД П.И. Смирнов, инспектор ИИРиТ Ачинского РОВД Н.Н. Доброва, инспектор ИИРиТ Бирилюсского РОВД Н.М. Фырков, инспектор ИИРиТ Уярского РОВД И.И. Шерер, инспектор ИИРиТ Ширинского РОВД Л.Н. Сухих, старший инспектор ИИРиТ Канского ГОВД Г.М. Калинина, ст. инспектор ИИРиТ Свердловского РОВД З.Д. Пашутин, инспектор ИИРиТ Игарского РОВД К.А. Бутов, инспектор ИИРиТ Боготольского РОВД Г.С. Драко, старший инспектор ИИРиТ Минусинского РОВД Н.В. Новосельцев, начальник ИИРиТ Ленинского РОВД В.Н. Коротченко, инспектор ИИРиТ Казачинского РОВД Г.Д. Игнатов, инспектор ИИРиТ Ленинского РОВД В.Н. Блинцова, начальник ИИРиТ 5 отдела УВД В.Т. Широва, инспектор ИИРиТ Центрального РОВД К.С. Кондрашов, объявлена благодарность инспектору ИИРиТ Норильского ГОВД Л.П. Никифоровой и инспектору ИИРиТ Абаканского ГОВД В.С. Мишанчук.

Сотрудниками инспекции одного из наиболее сильных подразделений – инспекции исправительных работ Саянского района в 1980-х годах были В.И. Киров и Н.К. Вишталюк (работает и в настоящее время). Примечательно, что отцы Кирова и Вишталюк оба были фронтовиками и оба работали в Саянском РОВД, и, к сожалению, рано ушли из жизни вследствие полученных на фронте ранений. «В исполкоме райсовета, - вспоминает Н.К. Вишталюк, - была создана специальная наблюдательная комиссия, которая давала направления на работу. Трудовые коллективы обязаны были по этому направлению принять на работу, обеспечить спецодеждой, решить проблему с жильем. Специализированных общежитий не было, были так называемые рабочие общежития, где и проживали отбывающие ссылку. Когда мест в общежитии не стало хватать, многие ссыльные размещались в производственных помещениях: котельных, кормоцехах, сторожках и т.д. В большинстве, отбыв ссылку, они возвращались в родные места, треть от общего числа обзавелись семьями, устроились на постоянную работу. Были и такие, кто спился и погиб. Я вела переписку с родственниками ссыльных, прежде всего родителями. В последние времена среди ссыльных увеличилось число лиц, имеющих высшее образование, сохранивших некоторую интеллигентность».

В течение последующих лет инспекции исправительных работ претерпевали изменения в связи с передачей их сначала в 1985 году в систему Главного управления по исправительным делам МВД СССР, а затем в 1989 году по причине изъятия Управления по исполнению наказаний, не связанных с лишением свободы, и его передачи во вновь созданное Управление профилактической службы МВД СССР, т.е. примерно за 20 лет существования рассматриваемого вида наказания система управления ИИР кардинально изменялась несколько раз.

В 1990 году данная служба вновь была передана в ведомство социальной ресоциализации службы по исправительным делам и социальной реабилитации10. С 1993 года в связи с ликвидацией института условного осуждения и условного освобождения на стройки народного хозяйства, инспекции исправительных работ остались единственной службой ОВД, исполняющей уголовные наказания, не связанные с лишением свободы.

Процесс реорганизации СИДиСР в Главное управление исполнения наказаний (ГУИНМВД РФ) в 1997 году затронул и инспекции ИР, которые на основании Постановления Правительства РФ № 729 от 16.06.97 г. были преобразованы в уголовно-исполнительные инспекции.

В систему уголовных наказаний по Уголовному кодексу Российской Федерации 1996 года включены исправительные работы. Развивая положения уголовного закона, Уголовно-исполнительный кодекс РФ 1996 года достаточно полно регламентирует порядок исполнения и отбывания исправительных работ. В соответствии с УИК РФ исполнение этого наказания возложено на уголовно-исполнительные инспекции, которые в настоящее время находятся в подчинении Минюста России.

 

Немало человеческих судеб оказалось связано со службой исполнения наказаний без лишения свободы. Жизнь каждого из них могла бы составить отдельно написанную книгу.

Федор Порфирьевич Чиханчин родился 25 декабря 1919 года в д. Парново Балахтинского района в семье крестьянина-середняка. Участник войны, он после ее окончания оказался в Казани в должности директора магазина Татресторга, но оставалась тяга к родине – Красноярскому краю. И, когда ему предложили должность старшего инспектора Саралинской инспекции исправительных работ в Хакасской автономной области, он вернулся в край. За короткий срок Чиханчин освоил новую работу и добился практически 100%-ного привлечения осужденных к труду. В свободное от основной работы время Федор Порфирьевич активно участвовал в партийной и общественной жизни коллектива. Именно это стало причиной его назначения секретарем партийной организации районного отдела МВД. В 1951 году Чиханчин был переведен на должность старшего инспектора отделения исправительно-трудовых работ УИТЛК Красноярского края, а в октябре 1960 года назначен начальником отделения исправительно-трудовых работ УВД края.

Неоценимый вклад в деятельность службы внес В.Т. Широв. Уроженец г. Кустаная Казахской ССР, свою трудовую деятельность Виктор Тимофеевич начал в 1947 году в г. Красноярске в подсобном хозяйстве завода № 477 в качестве слесаря. Прослужив в течение 5 лет в рядах Советской Армии, Широв в 1953 году был направлен в Себежскую школу подготовки и усовершенствования начальствующего состава интендантской службы МВД СССР, после окончания которой был направлен на работу в учреждение УК-288/5 УИТЛК. Короткое время (июнь-июль 1955 года) проработав начальником Абаканской инспекции исправительно-трудовых работ, впервые столкнувшись с этой службой, он впоследствии длительное время (с 1955 по 1969 год) работал инспектором, товароведом, старшим товароведом отдела снабжения УВД. 1 февраля 1969 года стало переломным событием в жизни В.Т. Шитова, – он был назначен начальником отделения исправительных работ Управления исправительно-трудовых учреждений УВД Красноярского края. Даже после проведенной в 1977 году реорганизации он продолжал работать уже в должности начальника инспекции исправительных работ и трудоустройства лиц, освобожденных из мест лишения свободы и спецкомендатур 5-го отдела УВД края. Проработав в общей сложности в этой службе с 1969 до 1985 года, он был награжден медалями всех степеней «За безупречную службу» и медалью «Ветеран труда».

Широв как никто другой в совершенстве владел обстановкой, и принимал сообразно ей адекватные решения. Большое внимание уделялось им подбору и расстановке кадров. Осознавая ценность каждого человека, Широв неустанно обучал молодых сотрудников азам службы.

Одним из руководителей, которые профессионально и по-новому подошли к реформе уголовно-исполнительных инспекций, были в 1995 – 1999 годах начальник отдела исполнения наказаний без лишения свободы УИН УВД края Игорь Анатольевич Клюев и его заместитель Виктор Александрович Слобода. В 1998 году уголовно-исполнительным инспекциям края удалось поднять рейтинг в структуре регионов Российской федерации с 36 на 7 место.

Большой вклад в деятельность уголовно-исполнительных инспекций внесли ее рядовые сотрудники.

Участник Великой Отечественной войны Я.Р. Чернышов после демобилизации из армии был направлен на службу в органы внутренних дел, длительное время работал в инспекциях исправительных работ Красноярска, Рыбинского, Большемуртинского и Богучанского районов края. Дочь Якова Родионовича Валентина Яковлевна Черняева вспоминает: «Отец был грамотным, интеллигентным человеком. Интересовался историей России, а когда жил в Красноярске, то очень часто вместе со мной посещал музеи. Он по-отечески относился к своим подопечным, одалживал им деньги, давал продукты питания. Осужденные называли его «наш Родионович».

Можно многое рассказать о сотрудниках уголовно-исполнительных инспекций. К сожалению, пока удалось установить лишь отдельные эпизоды их деятельности в истории.

Мы гордимся тем, что деятельностью нашей службы довелось руководить таким людям, как генерал-лейтенант Александр Егорович Лычковский, полковник Геннадий Васильевич Хворостов, полковник Владимир Константинович Ахламенок, полковник Виктор Ефимович Чаленко.

Мы гордимся и тем, что два сотрудника нашей службы – начальник отдела по руководству уголовно-исполнительными инспекциями полковник Михаил Иванович Ситдиков и инспектор уголовно-исполнительной инспекции № 28 (г. Канск) Дмитрий Николаевич Полежаев – с честью приняли участие в восстановлении конституционного порядка в Чеченской республике.

Можно с уверенностью сказать, что жизнь каждого сотрудника могла составить отдельный очерк. Это такие сотрудники, как Иван Иванович Шерер (г. Уяр), Федор Порфирьевич Чиханчин (г. Красноярск), Виктор Тиморфеевич Широв (г. Красноярск), Алексей Павлович Гудов (г. Красноярск), Георгий Григорьевич Кашин (г. Красноярск), Игорь Анатольевич Клюев (г. Красноярск), Виктор Александрович Слобода (г. Красноярск), Николай Васильевич Копытов (п. Северо-Енисейск), Нэля Владимировна Новосельцева (г. Минусинск), Нина Яковлевна Мелашенко (г. Иланский), Нина Александровна Шилина (г. Иланский), Татьяна Петровна Еськова (с. Дзержинское), Владимир Николаевич Целуев (с. Сухобузимское), Вера Федоровна Романова (с. Сухобузимское), Яков Родионович Чернышов (п. Богучаны), Альбина Анатольевна Рыбак (п. Богучаны), Вениамин Николаевич Смолин (п. Богучаны), Геннадий Александрович Соловьев (п. Богучаны), Владимир Ибрагимович Ахмедов (п. Богучаны), Андрей Анатольевич Калашников (п. Богучаны), Людмила Вячеславовна Зель (п. Богучаны), Людмила Николаевна Чайка (п. Богучаны), Владимир Иванович Киров (с. Агинское), Надежда Константиновна Вишталюк (с. Агинское), Сергей Васильевич Кубарев (г. Красноярск), Светлана Афанасьевна Фомичева (г. Красноярск), Тамара Ионовна Соболева (г. Красноярск), Фаина Алексеевна Рышкевич (г. Красноярск), Людмила Владимировна Денеко (г. Красноярск), Любовь Григорьевна Слобода (г. Красноярск), Николай Петрович Лексиков (г. Красноярск), Александр Георгиевич Высоцкий (г. Красноярск), Сергей Назимович Минбаев (г. Красноярск), Владимир Петрович Кураленко (г. Красноярск), Людмила Алексеевна Галяева (г. Красноярск), Лариса Михайловна Тернова (г. Красноярск), Александр Иванович Бойко (г. Красноярск), Наталья Васильевна Морская (г. Красноярск), Лидия Юрьевна Битель (г. Красноярск), Олег Валентинович Целищев (г. Красноярск), Вера Николаевна Евдокимова (г. Красноярск), Елена Николаевна Кудрякова (г. Красноярск), Татьяна Петровна Подкорытова (г. Красноярск), Светлана Максимовна Серебрякова (г. Ачинск), Нина Геннадьевна Зауголкова (с. Дзержинское), Тамара Федоровна Шведова (с. Ирбейское), Юрий Викторович Казачков (г. Канск), Валентина Ивановна Шастина (п. Козулька), Леонид Алексеевич Филиппов (г. Лесосибирск), Алексей Анатольевич Демидов (г. Лесосибирск), Наталья Васильевна Петрик (г. минусинск), Евгений Вячеславович Лисаченко (г. Назарово), Татьяна Викторовна Бессмертных (с. Новоселово), Сергей Александрович Саломатов (с. Партизанское), Елена Владимировна Снежкина (г. Заозерный), Надежда Константиновна Вишталюк (с. Агинское), Татьяна Викторовна Белошапкина (г. Сосновоборск), Николай Егорович Утянок (с. Тасеево), Виктор Леонидович Шулятьев (п. Тюхтет), Ирина Геннадьевна Глейм (г. Уяр), Татьяна Николаевна Павлова (г. Шарыпово), Татьяна Михайловна Исайкина (п. Шушенское), Игорь Владимирович Плюхаев (г. Зеленогорск), Галина Иосифовна Калинкина (г. Железногорск), Сергей Резанов (г. Железногорск), Татьяна Васильевна Аксенова (г. Красноярск), Игорь Юрьевич Карасев (г. Красноярск), Ольга Анатольевна Сенчук (г. Красноярск), Николай Титович Комлев (г. Красноярск) и многие другие.

Отдел по руководству

уголовно-исполнительными инспекциями

ГУФСИН России по Красноярскому краю

Дата последнего обновления: 17.06.2014 17:28

Интернет-дневники

Музей «Тюремный замок»

архив новостей

« Сентябрь »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2
  2017 2016 2015  
Что делать, если в отношении осужденного предпринимаются мошеннические действия?
ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНАЯ Напишите нам электронное письмо

Телефон доверия

важная информация